ДОБРОТОЛЮБИЕ

 

Господь Вседержитель с предстоящими свт. Макарием Нотарой и прп. Никодимом Святогорцем. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Господь Вседержитель с предстоящими свт. Макарием Нотарой и прп. Никодимом Святогорцем. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

[греч. Θιλοκαλία], получившая широчайшее распространение в правосл. мире антология святоотеческих творений (с IV по XV в.), по преимуществу посвященных молитвенно-созерцательному опыту монашеской жизни. Большинство сочинений, вошедших в «Д.» на греч. языке, имели хождение на Cв. Афонской Горе уже в период расцвета исихазма в XIV в. В окончательном виде «Д.» было подготовлено к изданию св. Макарием Нотарой, бывш. митр. Коринфским, и прп. Никодимом Святогорцем. В книгу вошли бережно отредактированные и систематизированные богатейшие материалы, собранные ими в рукописных святогорских хранилищах. До наст. времени «Д.» остается основополагающей «энциклопедией» духовной жизни. 

Греческое «Д.»

Название

Греч. слово φιλοκαλία (букв.- любовь к благу или к прекрасному) в поздней античной и в христ. письменности имело обширный диапазон значений, что во многом обусловлено многозначностью самого понятия «благо» (καλόν). Более древняя глагольная форма φιλοκαλέω означала «украшать, убирать, готовить, улучшать, ухаживать, очищать, говорить изящно». У ряда авторов слово «добротолюбие» почти отождествлялось с «любомудрием» (философией), как, напр., у ритора Элия Аристида (Aelius Aristid. Πρὸς Πλάτονα. 311. 16-19) или у блж. Августина («Что есть философия? Любовь к мудрости. Что есть филокалия? Любовь к красоте. Поищи у греков. А что такое мудрость? Разве она не является истинной красотой?» — Aug. Contr. acad. II 3. 7). Иногда добротолюбие предстает как одна из добродетелей наряду с долготерпением, благодетельствованием, благочинием, красой и др. (Meletius Med. De natura hom. 28. 17). Для свт. Григория Нисского «любовь к прекрасному» выступает синонимом образованности (Greg. Nyss. Ep. 19. 18), а в одном из приписываемых ему сочинений это — все устрояющий Промысл Творца (Idem. De Parad. 75. 3-4). Свт. Григорий Богослов обозначает данным термином «красоту храма» (Greg.Nazianz. Ep. 141. 8), а автор, произведения к-рого приписывались прп. Ефрему Сирину («греческий Ефрем», см. ст. Ефрем Сирин),- «красоту одеяния» или «яств», к-рой не следует пленяться (Ephraem Syr. Sermo ascet. 134. 4; Idem. Sermo paraenet. 405. 9-10).

Прп. Никодим Святогорец. Икона. Нач. XXI в.

Прп. Никодим Святогорец. Икона. Нач. XXI в.

В христ. традиции слово «добротолюбие» стало относиться также к «сборнику избранных отрывков», или «антологии». Так, Евсевий Кесарийский, правда без всяких пояснений, упомянул, что Берилл, еп. Бострийский, вместе с посланиями и сочинениями «оставил различные добротолюбия» (διαφόρους φιλοκαλίας καταλέλοιπεν — Euseb. Hist. eccl. VI 20. 2). Скорее всего это были сборники, а не самостоятельные сочинения, хотя об их содержании ничего не известно. Наиболее значительным памятником древнехрист. письменности, получившим такое название, стал сборник отрывков из сочинений Оригена, собранных свт. Василием Великим и свт. Григорием Богословом в Аннисе, месте их юношеских совместных подвигов, в 358/9 г. Как явствует из вступления, каппадокийские отцы назвали составленный ими сборник «Филокалия» (т. е. «Добротолюбие») и отправили его Феодору, еп. Тианскому, дабы тот получил от него пользу и в умственном и в духовном отношении (κα σπουδῇ κα πνεύματι βοηθούμενος — Orig. Philocalia. 1). Свт. Феофан Затворник в рус. «Д.» называет «Библиотеку» свт. Фотия «филокалией» (Добротолюбие. Т. 2. С. 156), возможно, потому, что в некоторых кодексах «Библиотеки» пересказывалось содержание творений аскетических отцов (напр., Диадоха Фотикийского и Нила — Phot. Bibl. Cod. 201).

Cвящ. Павел Флоренский попытался извлечь из более древнего значения слова φιλοκαλία аскетические уроки: ««Доброта» тут берется в древнем, общем значении, означающем скорее красоту, нежели моральное совершенство, и филокалия значит «красотолюбие». Да и в самом деле, аскетика создает не «доброго» человека, а «прекрасного», и отличительная особенность святых подвижников — вовсе не их «доброта», которая бывает и у плотских людей, даже у весьма грешных, а красота духовная, ослепительная красота лучезарной, светоносной личности, дебелому и плотскому человеку никак недоступная» (Флоренский П., свящ. Столп и утверждение истины. М., 1914. С. 98-99).

Несомненно, что свт. Макарий Нотара и прп. Никодим Святогорец при избрании названия для своего сборника имели в виду «Добротолюбие» Оригена, хотя задачи, которые они перед собой ставили, и общий характер работы были принципиально иными. Они стремились создать всеобъемлющий сборник, включающий не только отрывки, но и полные сочинения мн. авторов, представляющих различные аскетические традиции, эпохи и географические области и сочетающихся, как сказано во вступлении прп. Никодима, в гармоничном целом — «Рае отцов» (τὸν τῶν Πατέρων Παράδεισον) и «златой цепи добродетелей» (Προοίμιον // Θιλοκαλία. 1957. Τ. 1. Σ. 23). При этом в «Д.» нашлось место и для тех аскетических сочинений Евагрия, в к-рых не отразились его богословские крайности, еще более неприемлемые, чем у Оригена.

Составители

 

Прп. Никодим Святогорец. Гравюра. 1819 г.

Прп. Никодим Святогорец. Гравюра. 1819 г.

О том, что свт. Макарий Нотара и прп. Никодим Святогорец являются составителями и издателями «Д.», известно прежде всего из Жития прп. Никодима, составленного (в 1812/13) его другом иером. Евфимием, из «Письма» прп. Афанасия Паросского (1721-1813) и из написанного по-славянски 2-го послания прп. Паисия (Величковского) (1722-1794), направленного им Феодосию, архим. мон-ря св. Софрония. Иером. Евфимий сообщает об участии в составлении «Д.» не только Макария, но и прп. Никодима, а в 2 др. источниках упоминается только свт. Макарий. 

В целом история подготовки «Д.» к изданию может быть представлена следующим образом. Свт. Макарий, с юности имевший особую любовь к святоотеческой письменности, во время посещений Св. Афонской Горы в 1775 и 1777 гг. собрал в разных мон-рях рукописи, которые впосл. вошли в состав «Д.». Посетил он и Ватопедский мон-рь, в б-ке к-рого, по свидетельству прп. Паисия (Величковского), «обрете бесценное сокровище, сиречь книгу о соединении ума со Богом, от всех святых великими ревнителями в древняя времена собранную, и прочия о молитве… книги» (Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского. М., 1847. С. 225). Вполне возможно, что, подобно прп. Паисию, свт. Макарий посетил пустынный скит св. Василия, монахи к-рого были заняты переписыванием рукописей аскетико-созерцательного содержания (сочинений прп. Антония Великого, прп. Петра Дамаскина, прп. Григория Синаита и проч.) (Там же. С. 213).

Посетив Афон во 2-й раз, Макарий «после поклонения святым монастырям пришел в Карею и был гостеприимно принят в келлии «Святой Антоний»… Он повстречал здесь Никодима и попросил его просмотреть «Добротолюбие»» (Βίος τοῦ ἁϒίου Νικοδήμου ῾Αϒιορείτου. ᾿Αθῆναι, 2000. Σ. 8). В то время Никодим еще был юным афонским подвижником, к-рый находился на Св. Горе (в монастыре Дионисиат) всего ок. 2 лет (с 1775) и еще не прославился никакими писательскими трудами. Ранее он встречался со свт. Макарием на о-ве Идра ок. 1773/74 г. и на Афоне в 1775 г. Хотя встречи эти были непродолжительными, он успел привязаться к аскетически настроенному епископу и избрал его своим духовным отцом. Именно келлия с ц. во имя прп. Антония Великого, на месте к-рой впосл. был построен Андрея апостола скит, стала, по всей видимости, местом, где материалы «Д.» были исправлены и приведены к пригодному для печати виду. Прп. Никодим исполнил возложенное на него послушание за год или за 2, поскольку известно, что уже в 1778 г. он возвратился в мон-рь Дионисиат.

Исправленный вариант «Д.» был лично или через чье-либо посредство передан прп. Никодимом свт. Макарию, к-рый отвез его в Смирну (совр. Измир, Турция). Оттуда книгу, издание к-рой было поддержано щедрыми пожертвованиями, надлежало переправить для печатания в Венецию. В Смирне свт. Макарий встретился с главным благотворителем Иоанном Маврокордатом, принявшим его в своем доме и «обещавшим направить в печать священное добротолюбие отцов, книгу душеполезнейшую» (Βίος κα πολιτεία τοῦ ἐν ἁϒίοις Πατρὸς ἡμῶν Μακαρίου τοῦ Νοταρᾶ. ᾿Αθῆναι, 1930. Σ. 118). Со дня завершения редактирования книги до ее выхода в свет в 1782 г. прошло ок. 5 лет. Согласно свидетельству прп. Паисия (Величковского), одновременно с изданием «Д.» свт. Макарий занимался подготовкой к печати Египетского патерика и творений прп. Симеона Нового Богослова, а также ряда др. святоотеческих творений. Он планировал постепенно издать все творения отцов-подвижников, чтобы уберечь их от гибели и забвения (Житие и писания… Паисия Величковского. С. 225-226).

Исследователи по-разному оценивают степень участия свт. Макария и прп. Никодима в подготовке материалов книги. По словам совр. исследователя, англ. патролога еп. Диоклийского Каллиста (Уэра), «значительно более важной была роль свт. Макария: ему принадлежала инициатива всего предприятия, за ним было решающее, если не исключительное слово при выборе авторов и сочинений, он устанавливал окончательный вариант для печати» (DSAMDH. T. 12. 1. P. 1339). Скорее всего именно свт. Макарий осуществлял общее руководство работой и подбор материалов, тогда как прп. Никодим помимо исправления и редактирования сочинений составил общее предисловие и вступительные статьи к каждому автору. Прп. Паисий (Величковский) сообщает, что основную работу по подготовке книги осуществил свт. Макарий (Житие и писания… Паисия Величковского. С. 224, 225); прп. Паисий, возможно, располагал неизвестными нам сведениями или узнал об этом от мон. Григория, близко знакомого со свт. Макарием. Однако и вклад прп. Никодима, обладавшего исключительными способностями и незаурядным прилежанием, вероятнее всего, был значительным. По просьбе свт. Макария он подготовил также к изданию аскетический сборник Павла Евергетина (XI в.) (Βίος τοῦ ἁϒίου Νικοδήμου ῾Αϒιορείτου. 2000. Σ. 9), изданный в 1783 г. (ИАБ, № 4. 236-247).

Рукописная традиция

Помимо общего предисловия и святоотеческих сочинений в состав «Д.» входят краткие вступительные статьи к каждому автору. Хотя сведения, содержащиеся в этих статьях, в наст. время отчасти устарели, они являются результатом достаточно серьезной работы, отвечающей требованиям не только душеполезного чтения, но и научного исследования.

Издатели «Д.» нигде не указывают, какие именно рукописи были ими взяты за основу, хотя изредка на поля вынесены варианты чтений. Из этого следует, что в процессе подготовки издания просматривалось неск. рукописей. Согласно посланию прп. Паисия, «Д.» в основном составлено на основе 2 (или более) рукописей из б-ки Ватопедского монастыря. В 1-й собраны сочинения отцов о единении ума с Богом, во 2-й — о молитве (Житие и писания… Паисия Величковского. С. 225). Тексты о молитве, к-рыми завершается «Д.», скорее всего взяты у отцов-исихастов XIV в. А.-Э. Тахиаосу удалось предположительно идентифицировать эти рукописи. Основной он считает рукопись Vat. gr. 605, XIII в., она предназначалась для келейного чтения, написана беглым почерком, со мн. сокращениями. Не исключена и более поздняя ее датировка — 1-я пол. XIV в. Рукопись Vat. gr. 262, XV в., он рассматривает как приложение (см.: ῾Ο Παίσιος Βελιτσκόφσκι (1722-1794) κα ἡ ἀσκητικοφιλολοϒικὴ σχολή τοῦ Θεσσαλονίκη, 1964. Σ. 108-112). Однако данная идентификация не может в полной мере решить вопрос о происхождении «Д.». Известный патролог С. Пападопулос в исследовании, посвященном свт. Макарию Нотаре, отказался признать рукопись Vat. gr. 605 важнейшим первоисточником (Παπαδόπουλος Σ. ῾´Αϒιος Μακάριος Κορίνθου. ῾Ο Γενάρχης τοῦ Θιλοκαλισμοῦ. ᾿Αθήνα, 2000. Σ. 45-51). Во-первых, аскетические трактаты занимают в ней меньшую часть по сравнению с богословскими. Большинство сочинений из этого сборника принадлежат свт. Григорию Чудотворцу, свт. Афанасию I Великому, свт. Григорию Богослову, свт. Григорию Нисскому, свт.Иоанну Златоусту, прп. Иоанну Дамаскину, прп. Максиму Исповеднику, свт. Фотию К-польскому и др. Кроме того, рукопись содержит сочинения только 6 авторов «Д.» из 36, причем даже этот материал был использован лишь частично. Исходные рукописи творений мн. отцов «Д.» до сих пор остаются невыявленными.

Издания

1-е издание «Д.» вышло в 1782 г. в Венеции. На титульном листе было помещено пространное название: «Добротолюбие святых подвижников, составленное согласно нашим Святым и богоносным Отцам, которым через деяние и созерцание нравственного любомудрия ум очищается, просвещается и делается совершенным. Исправлено с возможно большей тщательностью и отпечатано теперь на издержки достопочтеннейшего и боголюбивейшего господина Иоанна Маврокордата на общую пользу православным». Ни в данном, ни в к.-л. ином месте «Д.» нет указания на имена его составителей, свт. Макария и прп. Никодима, пожелавших остаться неизвестными. Приводится только имя Иоанна Маврокордата, высокопоставленного благотворителя издания, известного молдав. господаря греч. происхождения. Поскольку Маврокордат управлял Молдавией с 1743 по 1747 г., к 1782 г. он, вероятно, был уже глубоким старцем. Однако есть определенные доводы в пользу того, что речь идет о др. человеке, родившемся в 1740 г.

Добротолюбие. Титульный лист. Венеция, 1782

Добротолюбие. Титульный лист. Венеция, 1782

На титульном листе указана типография, в к-рой был отпечатан тираж,- «печатня Антония Бортоли», а в конце книги поставлена лицензия, подписанная цензорами из Падуанского ун-та, согласно к-рой «Д.» не содержит в себе ничего «против святой католической веры» или «против основополагающих и добрых обычаев» (Contrа la Santa fede Cattolica, Сontra Principi e buoni Coutumi — Θιλοκαλία. 1782. Σ. 1207). 1-е издание «Д.» было разделено на 2 части с продолжающейся пагинацией.

Уже в скором времени после выхода в свет «Д.» стало чрезвычайно редким изданием и на Востоке, где оно нашло восторженный прием в монашеских кругах, и на Западе. В связи с тем что почти весь тираж, отпечатанный в Венеции, был переправлен на Восток, издатели патрологии Ж. П. Миня смогли найти экземпляр «Д.» только в 1864 г., после издания 34-го т. с сочинениями прп. Макария Египетского (см.: PG. 40. Col. 8. Not.). В 85-м т. был опубликован греч. текст «Увещательных глав» Иоанна Карпафийского по тексту «Д.» — «книги, наиредчайшей среди редчайших» (ex libro inter rariores rarissimo — PG. 127. Col. 1127). Частично тексты, вошедшие в состав «Д.», публиковались и в др. томах (PG. 28, 34, 40, 65, 79, 90, 91, 93, 95, 120, 143, 147, 150, 155). Последний, 162-й т. греч. патрологии, в к-ром были собраны тексты отцов «Д.» Антония, Исаии Скитского, свт. Диадоха Фотикийского, свт. Феодора Эдесского, Филимона, Феогноста, Филофея, игум. Синайского, Феофана и прп. Петра Дамаскина, сгорел во время пожара типографии в 1868 г.

2-е издание греч. «Д.» уже в 2 томах, вышедшее в Афинах в 1893 г., почти полностью совпадает с 1-м. Добавлены только дополнительные главы, приписанные патриарху Каллисту II Ксанфопулу (Τ. 2. Σ. 412-455).

3-е, 5-томное издание было предпринято по инициативе архим. (в то время диак.) Епифания Феодоропулоса, известного богослова и духовного писателя (᾿Αθῆναι, 1957, 1958, 1960, 1961, 1963). Это издание в целом имело более научный характер, в ряде случаев были добавлены ссылки на Свящ. Писание и на проч. источники, исправлена ошибочная пунктуация. В 5-м т. помещен указатель греч. терминов (включая имена собственные), составленный митр. Пантелеимоном (Караниколасом), и индекс цитат из Свящ. Писания, составленный диак. Епифанием (Σ. 115-390). В то же время вступительные статьи и тексты остались практически без изменений. Последующие издания греч. «Д.» репринтно перепечатывались с 3-го (᾿Αθῆναι, 1974-1976 и др.). (Гравюры 50-х гг. ХХ в., помещаемые в наст. статье, взяты из издания: Θιλοκαλία. ᾿Αθῆναι, 1982-1992.)

В 1999 г. 1-е, венецианское издание «Д.» было переиздано на Св. Горе Афон в изд-ве Симонопетрского мон-ря факсимильно на CD-диске, снабженном дополнительными материалами и новыми вступительными статьями, написанными еп. Каллистом (Уэром).

Цели и задачи составителей

Основная цель «Д.», заявленная уже на титульном листе,- способствовать достижению совершенства ума — более обстоятельно раскрывается в предисловии. «Д.» должно восполнить оскудение духоносных книг, к-рые из-за «древности времени, редкости, отсутствия возможности их издать почти совершенно исчезли, а там, где остались, их ест моль» (Προοίμιον // Θιλοκαλία. Τ. 1. Σ. 21), и стать спасительным путем к единению с Богом и обожению: «Придите все, которые оказались участниками православного звания, вместе миряне и монахи, пытающиеся обрести сущее внутри нас Царствие Божие и на поле сердца сокрытое сокровище, которое есть сладчайший Иисус Христос…» (Ibid. Σ. 24).

Идея возвращения к жизни по святоотеческим принципам, к-рой руководствовались составители «Д.» свт. Макарий и прп. Никодим, была одной из ключевых для возникшего во 2-й пол. XVIII в. движения монахов-колливадов (от слова κόλλυβον, обозначающего «вареное зерно», которое было символом воскресения человеческого тела и употреблялось в качестве особого поминального угощения). Споря с обычаем монахов афонского скита св. Анны переносить поминовение усопших с субботы на воскресенье, колливады выступили ревностными защитниками традиц. благочестия, выражавшегося в частом причащении и благоговейном отношении к святости воскресного дня. При этом высокие устремления составителей «Д.» и самих колливадов оказались значительно более важными, чем непосредственные последствия спора, не нашедшего однозначного решения в К-польской Патриархии (см.: Σκιαδαρέσης Ν. Γ., πρωτοπρεσβ. ῾Η περ μνημοσύνων ἔρις ἐν ῾Αϒίῳ ῾´Ορει κατὰ τὸν ΙΗ´ αἰῶνα. Θεσσαλονίκη, 1969).

Язык

Почти все тексты «Д.» изданы на «патристическом» или визант. греческом — на том языке, на к-ром были первоначально созданы; исключение составляют 7 коротких отрывков в конце (Ibid. Σ. 1163-1207), изложенных упрощенным языком, близким к новогреч., и сочинения Иоанна Кассиана, отрывки из к-рых в глубокой древности были переведены с латыни.

Авторы и тексты

Отцы «Д.» различаются по происхождению и национальности (греки, копты, сириец, латинянин), образованию (малограмотный прп. Максим Кавсокаливит (Ware K. St. Maximos of Kapsokalyvia // Kathegetria: Essays presented to Joan Hussey. Camberley, 1988. P. 412) и образованнейший свт. Григорий Палама), иерархическому положению в Церкви (от простого монаха до К-польского патриарха). Один из них (Никифор Монах) был католиком до обращения в Православие. В приводимом перечне авторов указываются издания греч. текста и рус. переводы.

1. Прп. Антоний Великий. «Наставления о нраве людей и благом жительстве» (Paraeneses — CPG N 2347. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 11-30. 1957. Τ. 1. Σ. 4-27. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 63-94). Это сочинение, относящееся к древнему аскетическому жанру сотниц, по-видимому принадлежит не прп. Антонию Великому (ок. 251-356), но значительно более позднему автору, Антонию Мелиссе. «Наставления…» составлены под влиянием различных стоических и платонических источников I-IV вв. Хотя нравственные рассуждения СенекиЭпиктета,Марка Аврелия и Саллюстия, нередко встречающиеся в тексте, были отредактированы автором в христ. духе, он оказался достаточно робким при введении ключевых понятий христ. богословия (не упоминаются Господь Иисус Христос, Богородица, таинства и др.). Принадлежность сочинения прп. Антонию, которую пытался обосновать прп. Никодим Святогорец, невозможно принять потому, что «Наставления…» значительно отличаются в смысловом и в стилистическом отношении от др. сочинений прп. Антония. В «Наставлениях…» в духе утонченной традиции христианизированного эллинизма подчеркивается любовь к образованию (гл. 8) и к изучению наук (гл. 26), излагается учение об уме (главы 20, 98, 135 и др.) и душе (главы 94, 166), выражается презрительное отношение к плоти (главы 50, 129) и всему сотворенному (гл. 87) и т. п. (Лобачевский Ст., свящ. Св. Антоний Великий: Его жизнь, писания и нравственно-подвижническое учение. Од., 1906. С. 184-189; Hausherr. 1933. P. 212-216; Ivanca E. Κεφάλαια: Eine Byzant. Literaturform und ihre antiken Wurzeln // BZ. 1954. Bd. 47. S. 285-291).

По оценке греческого патролога П. K. Христу, центральная тема 170 глав — «направленность силы поистине разумного человека на обретение счастья. Высказанные в них воззрения, в основном философского характера, совсем не присущи миропониманию и деятельности великого подвижника (Антония.- Авт.). Но неверно было бы утверждать, что перед нами языческий текст, вдохновленный стоиками или платониками. В нем наличествуют основные положения христианского учения о трех Лицах Троицы, о спасении, о Лице Спасителя, о благодати Божией… Скорее всего это сочинение было приписано прп. Антонию в силу смешения рукописей» (Χρήστου Π. Κ. ῾Ελληνικὴ πατρολοϒία. Τ. 3. Θεσσαλονίκη, 1987. Σ. 130-131).

Исайя Скитский. Гравюра. 1956 г.

Исайя Скитский. Гравюра. 1956 г.

2. Исаия Скитский (Нитрийский). 27 кратких фрагментов из сочинения «Аскетикон», впервые изданного Августином Иорданитисом по рукописи XVII в. (῾Ιεροσόλυμα, 1911; 2-е изд.: Βόλος, 1962). Фрагменты озаглавлены «О хранении ума» (Περ τηρήσεως τοῦ νοός — CPG, N 5555/7. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 33-37. 1957. Τ. 1. Σ. 30-35. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 456-463).

Некоторые совр. исследователи отождествляли составителя «Аскетикона» с известным отшельником Исаией Газским, выходцем из Египта, в то же время другие считали подобное отождествление недопустимым. Главные аргументы, приводившиеся в пользу авторства Исаии Газского: 1) в сир. Житии его, составленном Захарией Ритором, говорится: «Этот отец Исаия, которому принадлежит Книга увещаний» (в лат. пер. с сир. Liber admonitionis, соответствует греч. Περ παραινέσεως — Vita Isaiae monachi // Brooks E. W., ed. Vitae virorum: Apud monophysitas celeberrimorum. Louvain, 1907. P. 3. 16-17. (CSCO; 8)),- и сообщается, что он «много написал об увещании и о других принципах монашеской жизни» (scripta multa de admonitione et aliis vitae monachicae rationibus — Ibid. P. 8. 33); 2) у Исаии Газского был друг, ставший впосл. его учеником, еп. Маюмский Петр Ивер, в епархии к-рого он подвизался. Поскольку в собрании слов упоминается ученик Исаии Петр, принимавший участие в их подготовке (О хранении ума. 25, 26), по всей видимости, он и Ивер — одно и то же лицо; 3) апофтегмы Исаии, в к-рых упоминается пустыня Скит, написаны не благодаря опыту жизни там, а по рассказам выходцев оттуда. В основном же события из апофтегм происходят за пределами Скита.

Имеются также аргументы, к-рые подтверждают т. зр. прп. Никодима Святогорца и свт. Феофана, писавших об авторстве Исаии Скитского, егип. подвижника V в.: 1) идентичность «Книги увещаний» и «Аскетикона» доказана быть не может, при этом сир. Житие Исаии, в к-ром говорится (при молчании всех остальных источников) о писательской деятельности Исаии Газского, далеко не бесспорно; 2) нельзя отождествлять учеников только на основании сходства имен; 3) Исаия Газский называется в Житии Исаии философом (Эней Газский, действительно занимавшийся философией, интересовался его мнением о Платоне и Аристотеле), в то время как в соч. «О хранении ума» философские познания никак не проявляются; 4) монофизитские воззрения, приписывавшиеся нек-рыми исследователями Исаии Газскому, не только не утверждаются в «О хранении ума», но в нек-рых случаях опровергаются; 5) с т. зр. Христу, «Аскетикон» является произведением не палестинского, а егип. подвижничества, и в особенности скитского (cм.: Χρήστου Π. Κ. ῾Ελληνικὴ πατρολοϒία. Θεσσαλονίκη, 1987. Τ. 3. Σ. 217-219).

3. Евагрий Понтийский. «Наставления о монашеской жизни» («Наставления о подвижничестве») (в нек-рых рукописях ῾Υποτύπωσις), называемое также «Основы монашеской жизни» (Τῶν κατὰ μόναχον πραϒμάτων τὰ αἴτια; Rerum monachalium rationes — CPG, N 2441. Изд.: PG. 40. Col. 1252-1264; Θιλοκαλία. 1782. P. 41-46. 1957. Τ. 1. Σ. 38-43. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 590-598),- 11 глав.

«О лукавых помыслах» (De malignis cogitationibus. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 46-56. 1957. Τ. 1. Σ. 44-57; PG. 40. Col. 1240-1244; 79. Col. 1200-1233; SC. 438 — под именем Нила Синайского. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 618-636).

5 кратких изречений из «Глав о трезвении» (Practicus. 29, 32, 91, 94, 15; ᾿Εκ τῶν νηπτικῶν κεφαλαίων — CPGS, N 2430. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 56-57. 1957. Τ. 1. Σ. 58; SC. 171. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 584 — только 29-я гл.).

Прп. Иоанн Кассиан Римлянин. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Прп. Иоанн Кассиан Римлянин. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

4. Прп. Иоанн Кассиан Римлянин. «Послание к епископу Кастору о восьми вредных помыслах» (CPG, N 2266; CPL, N 513. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 61-76. 1957. Τ. 1. Σ. 61-80; PG. 28. Col. 872-905) — сокращенный перевод c лат. на греч. сочинения «О правилах общежительных монастырей» (Ioan. Cassian. De inst. coenob. V-XII).

«К авве Леонтию о святых скитских отцах и о рассуждении» (CPL, N 513. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 77-87. 1957. Τ. 1. Σ. 81-93) — сокращенный перевод c лат. на греч. «Собеседований египетских подвижников» (Ioan. Cassian. Collat. I-II).

Греч. переводы сочинений прп. Иоанна Кассиана, включенные в греч. «Д.», были выполнены по сокращенному варианту, составленному Евхерием (см.: СSEL. 17. P. XCV-CIV); в IX в. свт. Фотий К-польский дал их краткое изложение (Phot. Bibl. Cod. 197). В «Д.» свт. Феофана опубликован рус. перевод по греч. «Д.» с обширными добавлениями, переведенными непосредственно с лат. оригинала (Добротолюбие. Т. 2. С. 7-154).

5. Марк Подвижник (см. Марк Пустынник). «О духовном законе», 200 глав (Opusc. 1: De lege spirituali; Περ νόμου πνευματικοῦ — CPG, N 6090. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 91-100. 1957. Τ. 1. Σ. 96-108; PG. 65. Col. 905-929 — 201 глава. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 520-537). В рукописи Vat. syr. 121 только 187 глав. Это сочинение является 1-м из 8 слов, согласно свт. Фотию, к-рый назвал его, так же как и последующие, «полезным для избравших подвижническую жизнь» (Phot. Bibl. Cod. 200).

«О тех, которые думают оправдаться делами» (Opusc. 2: De his qui putant se ex operibus iustificari — CPG, N 6091. Θιλοκαλία. 1782. P. 100-113. 1957. Τ. 1. Σ. 109-126; PG. 65. Col. 929-965 — 211 глав. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 537-562). 226 глав (по Vat. syr. 121 — 207, по Vat. syr. 122 — 203), к-рые продолжают предшествующие. Из описания содержания, помещенного в конце эпилога, можно сделать вывод о том, что эти 2 сочинения изначально были частями единого целого.

«Послание иноку Николаю» (Ad Nicolaum — CPGS, N 6094. Изд.: PG. 65, 1028-1049). Согласно свт. Фотию, это 8-е слово (Phot. Bibl. Cod. 200). Ответ ликийского подвижника Николая в греч. «Д.» не был включен (Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 113-123. 1957. Τ. 1. Σ. 127-138; PG. 65. Col. 1052-1053; SC. 455. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 1. С. 469-485).

Согласно Г. Дюрану, прп. Никодим Святогорец при публикации аскетических сочинений Марка Подвижника в основном использовал рукопись XIV в., хранящуюся ныне в Афинской национальной библиотеке (№ 547), но иногда обращался и к др. рукописным источникам (Durand. 1991. P. 19-36).

6. Прп. Исихий Синаит, игум. мон-ря Неопалимой Купины. «К Феодулу о трезвении и добродетели» (De temperantia et virtute — CPG, N 7862/1. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 127-152. 1957. Τ. 1. Σ. 141-173; PG. 93. Col. 1480-1544. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 2. С. 157-202).

1-е упоминание о главах Исихия содержится в рукописи, к-рая датируется 1289 г. (см.: Владимир (Филантропов). Описание. Т. 1. C. 424). Атрибуция этого сочинения пресв. Исихию Иерусалимскому, принятая прп. Никодимом Святогорцем в соответствии с указаниями рукописей Paris. Suppl. gr. 1277 (XIII в.) и Ath. Vatop. 476 (XIV в.), недопустима, поскольку его автор не мог жить ранее VII в., т. к. он цитирует прп. Максима Исповедника и прп. Иоанна Лествичника. Подробное учение о молитве Иисусовой, к-рое он излагает, скорее всего восходит к традиции «синайского исихазма» (наряду с «Лествицей» прп. Иоанна Лествичника и «Сорока главами» Филофея Синаита) или, согласно гипотезе Ж. Киршмайера, к афонской исихастской традиции (Kirchmeyer J. Hésychius le Sinaite et ses Centuries // MMA. Vol. 1. P. 328).

7. Нил Подвижник (см. Нил Анкирский). «О молитве» (De oratione — CPGS, N 2452. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 155-165. 1957. Τ. 1. Σ. 176-189; PG. 79. Col. 1165-1200. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 2. С. 207-229 — перевод выполнен с использованием ТСОРП. 1858. Т. 31. Кн. 1. С. 170-200).

Диадох, еп. Фотикийский. Гравюра. 1956 г.

Диадох, еп. Фотикийский. Гравюра. 1956 г.

«Слово подвижническое» (Liber de monastica exercitatione — CPG, N 6046, 6067; CPGS, N 6060. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 166-202. 1957. Τ. 1. Σ. 190-232; PG. 79. Col. 720-809. Рус. пер.: ТСОРП. 1858. Т. 32. Кн. 3. С. 1-96). В рус. «Д.» это сочинение не вошло, возможно, потому, что свт. Феофан не захотел помещать текст, уже имевшийся в рус. переводе.

Включенные в «Д.» сочинения Нила Анкирского «О молитве» (неподлинное) и «Слово подвижническое» (подлинное) в течение длительного времени приписывались Нилу Синайскому († ок. 450) (СPGS, N 6044; ИАБ, № 4. 1036-1048). Отождествление, происшедшее скорее всего из-за отсутствия сведений о жизни первого из них, встречается уже в К-польском синаксаре X в. К этому времени корпус сочинений, приписываемых Нилу Синайскому, стал весьма авторитетен. Основную часть его составили сочинения Евагрия Понтийского (СPGS, N 2447, 2448, 2450-2452), к-рые стремились спасти от уничтожения после его осуждения на Вселенском V Соборе.

8. Диадох Фотикийский. «Сто глав о духовном совершенстве» (Capita centum de perfectione spirituali — CPG, N 6106; Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 205-237. 1957. Τ. 1. Σ. 235-273; PG. 65. Col. 1167-1212 — лат. пер.; SC. 5, 5 bis. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 8-74).

Иоанн Карпафийский. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Иоанн Карпафийский. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

9. Иоанн Карпафийский. «Увещательные главы к монахам из Индии» (Capita hortatoria ad monachos in India — CPG, N 7855. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 241-257 — 1957. Τ. 1. Σ. 276-296; PG. 85. Col. 1837-1856. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 76-102).

«Слово подвижническое и очень утешительное к обратившимся [к нему] монахам из Индии, восполняющее число ста глав» (Capita theologica et gnostica. 93 — CPG, N 7855b; CPGS, N 7856. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 258-261. 1957. T. 1. Σ. 297-301; PG. 85. Col. 1857-1860). В рус. «Д.» не включено. Рус. перевод впервые выполнен Н. А. Леонтьевым (1898). В 2001 г. вышел исправленный перевод (Дополнение к «Добротолюбию». 2001. С. 50-58). 2-я сотница глав Иоанна Карпафийского была издана Д. Осьёром в диссертации, защищенной им в 1973 г. (рус. пер. см.: Там же. С. 6-49). В большинстве рукописей «Слово подвижническое…» представлено как последняя глава 1-й сотницы, в нек-рых, как у свт. Макария Нотары и прп. Никодима Святогорца,- как 93-я гл. 2-й сотницы. В неполном лат. переводе (PG. 85. 791-812) «Слово подвижническое…» относится к 1-й сотнице.

Феодор Великий, еп. Эдесский. Гравюра. 1956 г.

Феодор Великий, еп. Эдесский. Гравюра. 1956 г.

10. Св. Феодор Великий, подвижник и еп. Эдесский (см. Феодор, еп. Эдесский). «Сотница» (Capita centum. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 265-281. 1957. Τ. 1. Σ. 304-324. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 319-346). Сочинение составлено, возможно, в IX в. в основном из 7 произведений Евагрия Понтийского. Ж. Гуйар установил точные соответствия между 82 главами «Сотницы» и главами из сочинений Евагрия, в т. ч. с теми, к-рые вошли в состав «Д.». Оставшиеся главы в основном повторяют нек-рые «Апофтегмы» и «Главы» прп. Максима Исповедника (Gouillard. 1947. P. 143-149).

«Умозрительное слово» (Θεωρητικόν. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 281-287. 1957. Τ. 1. Σ. 325-332. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 347-358). Вопреки атрибуции «тому же Феодору», принятой в греч. «Д.», это сочинение составлено неизвестным автором значительно позже «Сотницы» (не ранее XIII в.). В «Умозрительном слове» более творчески, чем в «Сотнице», развиваются аскетико-созерцательные идеи Евагрия. О позднем происхождении этого текста говорит влияние зап. схоластики, испытанное его автором (Gouillard. 1947. P. 149-156). В рус. «Д.» «Умозрительное слово» приписано некоему прп. Феодору, о к-ром не сохранилось никаких сведений.

11. Прп. Максим Исповедник. «Четыре сотницы о любви» (Capita de caritate — CPG, N 7693. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 291-330. 1958. Τ. 2. Σ. 4-51; PG. 90. Col. 961-1071. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 163-228).

«Умозрительные и деятельные главы» (Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 331-439. 1958. Τ. 2. Σ. 52-186. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 229-288). 700 глав, помещенных в греч. «Д.», состоят из 200 глав богословских и о воплощении Сына Божия (Capita theologica et oeconomica — CPG, N 7694; CPGS, N 7694. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 331-362. 1958. Τ. 2. Σ. 52-90; PG. 90. Col. 1084-1173) и 500 разбитых на сотницы глав (CPG, N 7695; CPGS, N 7715), к-рые представляют собой антологию из различных сочинений прп. Максима, в т. ч. из «Вопросоответов к Фалассию» (1. 48-5. 61), «Амбигв» (5. 62-100) и писем (1. 26-47). Главы 1. 1-25 трудно отождествить (см.: ИАБ, № 4. 1551. Nota; 1553). Антология составлена, по всей вероятности, в XI-XII вв. Антонием Мелиссой (Disdier. 1931. P. 160-178).

«Толкование на молитву «Отче наш»» (Orationis dominicae expositio — CPGS, N 7691. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 440-453. 1958. Τ. 2. Σ. 187-202; PG. 90. Col. 872-909). В рус. «Д.» отсутствует, возможно, потому, что отрывки из этого толкования были включены ранее свт. Феофаном в сб. «Святоотеческие наставления о молитве и трезвении» (М., 1889). Перевод свт. Феофана был выполнен с учетом полного слав. перевода прп. Паисия (Величковского), изданного Оптиной пуст. (М., 1853).

 

Фалассий Ливийский. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Фалассий Ливийский. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

12. Фалассий Ливийский. «Четыре сотницы» (Сenturiae IV de caritate et continentia — CPG, N 7848. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 457-473. 1958. Τ. 2. Σ. 205-229; PG. 91. Col. 1428-1470. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 290-317). 400 глав адресованы некоему свящ. Павлу, о к-ром более ничего не известно. Др. адресатом «Сотниц» был современник и друг Фалассия прп. Максим Исповедник. Акростих 3-й сотницы: «Злом собственно должно почитать не то, что тяготит плоть, а душу очищает, но то, что оскорбляет совесть, а плоть услаждает» (перевод свт. Феофана?) — передает основную идею 58-го из «Вопросоответов к Фалассию» прп. Максима. Т. о., «Сотницы» были написаны позже, видимо, ок. 30-х гг. VII в. (Stăniloae. Filocalia. Sibiu, 1948. T. 4. P. 19; Van Parys M. Un maître spirituel oublié: Thalassios de Libye // Irénikon. 1979. Vol. 52. P. 220). 

13. Прп. Иоанн Дамаскин. «О добродетелях и пороках» (De virtutibus et vitiis — CPG, N 8111. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 477-482. 1958. Τ. 2. Σ. 232-338; PG. 95. Col. 85-97). В рус. «Д.» включено как соч. прп. Ефрема Сирина «О добродетелях и страстях» (Добротолюбие. Т. 2. С. 369-376).

Это сочинение не относится к числу подлинных произведений прп. Иоанна Дамаскина. Некоторые исследователи включают его в корпус «греческого Ефрема». Одноименное произведение прп. Ефрема Сирина «О добродетелях и страстях» (De virtutubus et passionibus — CPG, N 4055), почти полностью совпадающее с сочинением, приписываемым прп. Дамаскину (кроме конечной части), было включено свт. Феофаном в состав рус. «Д.» наряду с нек-рыми др. текстами прп. Ефрема. По предположению И. Осера, в разделении добродетелей и страстей на душевные и телесные прослеживается сир. влияние (Hausherr I. Jean le Solitaire. Dialogue sur l’âme et les passions des hommes // ОСА. 1939. Vol. 120. P. 13). Кроме того, нек-рые фрагменты соч. «О добродетелях и пороках» совпадают с сочинением, приписываемым свт. Афанасию Великому (Syntagma ad quendum politicum. CPG, N 2286).

Авва Филимон. Гравюра. 1957 г.

Авва Филимон. Гравюра. 1957 г.

14. «Об авве Филимоне» (Περ τοῦ ᾿Αββᾶ Θιλήμονος — BHG, N 2368-2370; ИАБ, № 4. 1272-1273. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 485-495. 1958. Τ. 2. Σ. 241-252; Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 360-375). Это произведение — единственный источник сведений о жизни и учении аввы Филимона, подвизавшегося в Египте, возможно, еще до араб. нашествия, поскольку в тексте оно не упоминается. Прп. Петр Дамаскин цитировал его в XII в. В нем впервые приведена формулировка молитвы Иисусовой «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя». В 1993 г. была опубликована араб. версия (Samir. 1993).

Феогност. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Феогност. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

15. Феогност. «О деянии, созерцании и священстве», 75 глав (Περ πράξεως, θεωρίας κα ἱερωσύνης, κεφ. οε´ — ИАБ, № 6. 426-429. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 499-511; 1958. Τ. 2. Σ. 255-271; Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 377-399).

В этом сочинении цитируются свт. Григорий Богослов, прп. Максим Исповедник, прп. Иоанн Дамаскин и др., поэтому его автор не может быть отождествлен с Феогностом Александрийским (III в.), упоминаемым у свт. Фотия (Phot. Bibl. Cod. 106), как предполагал прп. Никодим Святогорец. Новые сведения об авторе и времени его жизни появились после обнаружения и публикации сочинения под названием «Сокровищница Феогноста» (Theognosti Thesaurus / Ed. J. A. Munitiz. Turnhout, 1979. (CCSG; 5)), составленного, согласно внутренним свидетельствам, не ранее 1204 и не позже 1252 г., т. е. в эпоху Никейской империи и лат. господства в К-поле (Ibid. P. XXVI-XXIX). На основании сравнения «Сокровищницы…» с главами Феогноста «О деянии, созерцании и священстве» из греческого «Д.» можно прийти к выводу о том, что эти произведения принадлежат одному автору — иером. Феогносту, жившему в XIII в. Акростих из 79 букв, связывающий воедино 75 глав (последние 4 главы не сохр.), представляет собой посвятительную надпись: «Святейшим отцам Лазарю и Варлааму Феогност, всеничтожнейший, недостойный всего мира» (τοισ οσιωτατοισ πατρασι λαζαρω και βαρλααμ θεοϒνωστοσ πανευτελησ αναξιοσ του παντοσ κοσμου — Gouillard. 1941/1942. P. 126-137). Не употреблявшийся в классическом греч. языке неологизм πανευτελής также свидетельствует о позднем происхождении этого произведения.

16. Филофей Синайский (ИАБ, № 4. 1854-1859). «Главы о трезвении» (Сapita de temperantia — CPG, N 7864. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 515-525. 1958. Τ. 2. Σ. 274-286. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 401-420). Пролог к «Главам», опущенный в «Д.», издан в патрологии Миня (PG. 98. Col. 1369).

 

Пресв. Илия Экдик. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Пресв. Илия Экдик. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

17. Илия Экдик. «Цветослов мысленный». «Главы познавательные» (᾿Ανθολόϒιον ϒνωμικόν. Κεφάλαια ϒνωστικά — CPG, N 6080, 7716; ИАБ, № 6. 203-209. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 529-536, 537-548. 1958. Τ. 2. Σ. 289-298, 299-314; PG. 127. Col. 1129-1176; 90. Col. 1401-1461. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 3. С. 423-440 — 241 глава, нумерация сплошная по PG. 90). 

В рукописях главы, вошедшие в «Цветослов…», приписываются помимо Илии Экдика также прп. Максиму Исповеднику, Иоанну Карпафийскому и Нилу Синайскому. Прп. Никодим и свт. Феофан писали о возможности отождествления автора глав с Илией Критским, составителем толкований на слова свт. Григория Богослова (нач. XII в.). Среди совр. ученых это предположение получило неоднозначную оценку (Laurent. 1958. P. 121-123; Disdier. 1932. P. 17-43).

18. Феофан Монах. «Лествица» (Κλίμαξ — ИАБ, № 6. 1895. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 549-550. 1958. Τ. 2. Σ. 315-317; Порфирий (Успенский), еп. История Афона. Т. 3. Ч. 1. К., 1877. С. 609-615. Рус. пер.:Порфирий (Успенский), еп. История Афона. Т. 3. Ч. 2. СПб., 1892. С. 211-216). В рус. «Д.» «Лествица» не была включена, возможно, как сочинение неизвестного автора.

Петр Дамаскин. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Петр Дамаскин. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

19. Петр Дамаскин. «Книга 1-я». «Книга 2-я» (Βιβλίον α´. Βιβλίον β´ — ИАБ, № 6. 210-213. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 555-654, 654-695. 1960. Τ. 3. Σ. 5-111, 112-168. Рус. пер.: Петр Дамаскин, св. мч. Творения / Пер.: А. И. [архим. Ювеналий (Половцев)]. М., 1874. С. X, 229, 133). Прп. Никодим оценил книги Петра Дамаскина как «возглавление священного бодрствования… круг в круге, уплотненное Добротолюбие в Добротолюбии» (Θιλοκαλία. 1960. Τ. 3. Σ. 4). Атрибуция одного из фрагментов 1-й кн. Симеону, митр. Евхаитскому, предложенная в одной из рукописей, скорее всего недостоверна (Gouillard. 1939. P. 269).

20. Прп. Макарий Египетский (см. Макарий Великий). «150 глав» (ΡΝ´ κεφάλαια. ИАБ, № 4. 568. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 699-751; 1960. Τ. 3. Σ. 171-234). Впервые изданы П. Пуссеном в составе 7 слов как слова 2-7: «О совершенстве», «О молитве», «О терпении», «О возвышении ума», «О любви» и «О свободе ума» (Thesaurus Asceticus, sive Syntagma Opusculorum. P., 1684. P. 18 sq.). «150 глав» принадлежат обширному корпусу сочинений, автором к-рых в визант. традиции считался прп. Макарий Великий, что в наст. время подвергается сомнению (Прп. Макарий Египетский. Духовные слова и послания / Изд.: А. Г. Дунаев. М., 2002. С. 12-158; таблица соответствий «150 глав» др. сочинениям «макариевского корпуса»: Там же. С. 914-917). В рус. «Д.» вместо «150 глав» помещены выдержки из духовных бесед, приписываемых прп. Макарию Великому (Наставления св. Макария Великого о христианской жизни, выбранные из его бесед // Добротолюбие. Т. 1. С. 155-276).

21. Прп. Симеон Новый Богослов. «Главы практические и богословские» (Κεφάλαια πρακτικὰ κα θεολοϒικὰ ρμε´ — указание количества глав (145) в заголовке ошибочно, их действительное число в тексте греч. «Д.» — 153. ИАБ, № 6. 22-23. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 755-782. 1960. Τ. 3. Σ. 237-270; PG. 120. Col. 604-688; SC. 51 bis. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 7-60 — 184 главы).

«Главы…» составлены из сочинений 2 авторов. Главы 1-118 извлечены из 225 богословских, умозрительных и практических глав прп. Симеона (Sym. N. Theol. Cap. theol.), 119-152 — из «Подвижнического слова» Симеона Студита, его духовника (Symeon Le Studite. Discours Ascetique. P., 2001. (SC; 460)), 153-я — из Жития Симеона (главы 31-30), составленного его учеником Никитой Стифатом (Hausherr I., Horn G. Un grand mystique byzantin: Vie de Syméon le Nouveau Théologien (949-1022) par Nicétas Stéphatos // OrChr. 1928. Т. 12. P. 1-228; Koutsas Symeon, archim. Νικήτα τοῦ Στηθάτου Βίος κα πολιτεία τοῦ ἐν ἁϒίοις πατρὸς ἡμῶν Συμεὼν τοῦ Νέου Θεολόϒου Εἰσαϒωϒή, κείμενο, μετάφραση, σχόλια. Νεα Σμυρνη, 1994). В новогреч. переводе, изданном Д. Загореем (Τοῦ ὁσίου… Συμεὼν… τὰ εὑρισκόμενα… Venetiis, 1790), было помещено большее число глав (181), нек-рые из них свт. Феофан присовокупил к переведенным главам из греч. «Д.». При этом свой перевод с древнегреч. он сличал с новогреч. переводом (Добротолюбие. Т. 5. С. 39. Примеч.; таблица соответствия глав: ИАБ, № 6. 23).

22. Никита Стифат. «Три сотницы практических, естественных и гностических глав» (Tria centuria. ИАБ, № 6. 177. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 785-851; 1960. Τ. 3. Σ. 273-355; PG. 120. Col. 852-1009. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 82-161).

 

Св. Феолипт, митр. Филадельфийский. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Св. Феолипт, митр. Филадельфийский. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

23. Св. Феолипт, митр. Филадельфийский. «О сокровенном делании во Христе». «О том же девять глав» (ИАБ, № 6. 440-441. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 855-862, 863-865. 1961. Τ. 4. Σ. 4-12, 13-15; PG. 143. Col. 381-400, 400-404; Theoleptos of Philadelpheia. The Monastic Discourses / A crit. ed., transl. and study by R. E. Sinkewicz. Toronto, 1992. P. 84-108, 352-383; Γρηϒορόπουλος ᾿Ι. Κ. Θεολήπτου Θιλαδελφίας τοῦ ῾Ομολοϒήτου (1250-1322) βίος κα ἔρϒα. Β´ μέρος / Κριτικὸ κείμενο. Σχόλια. Κατερίνη, 1996. Σ. 173-196, 277-303. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 163-175, 175-178). 

Изначально эти сочинения свт. Феолипта были посвящены Ирине Палеологине, участнице паламитских споров. Однако еще до возникновения греч. «Д.» появилась их новая редакция, из к-рой были удалены все упоминания о людях, так или иначе неблагоприятно расположенных к свт. Григорию Паламе, а также с целью приспособить текст к нуждам афонского монашества — жен. род везде был заменен на мужской. Посвящена новая версия была уже не Ирине, а некоему монаху. По изысканиям совр. греч. исследователя И. К. Григоропулоса, при подготовке текстов свт. Феолипта к изданию в составе греч. «Д.» прп. Никодим Святогорец учел значительно более корректную редакцию текста, поэтому посвящение монаху осуществлены самим прп. Никодимом. Греч. текст слова «О сокровенном делании…», включенный в «Д.», значительно уступает совр. критическим изданиям, однако многочисленные погрешности, как было доказано Григоропулосом, были допущены не прп. Никодимом и свт. Макарием Нотарой, а их предшественниками (Γρηϒοροπούλου ᾿Ι. Κ. Θεολήπτου Θιλαδελφίας τοῦ ὁμολοϒητοῦ (1250-1322) βίος κα ἔρϒα. Κατερίνη, 1996. Τ. 1. Σ. 256-266, 311).

 

Никифор Исихаст. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

Никифор Исихаст. Гравюра. 50-е гг. ХХ в.

24. Никифор Исихаст (см. Никифор Уединенник). «О трезвении и хранении сердца» (Περ νήψεως κα φυλακῆς καρδίας — ИАБ, № 6. 430-434, 1297. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 869-876. 1961. Τ. 4. Σ. 18-28; PG. 147. Col. 945-966. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 239-251). 

25. Прп. Григорий Синаит (ИАБ, № 6. 375-381). «Главы с акростихом» (Κεφάλαια δι᾿ ἄκροστιχίδος. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 879-905. 1961. Τ. 4. Σ. 31-62; PG. 150. 1240-1300. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 180-216).

«Другие главы» (῾´Ετερα κεφάλαια. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 905-907. 1961. Τ. 4. Σ. 63-65; PG. 150. 1300-1304). В русское «Д.» не включены.

«Об исихии и молитве» (Περ τῶν ἐνερϒειῶν τῆς χάριτος (εἴδησις ἀκριβὴς περ ἡσυχίας). Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 907-910. 1961. Τ. 4. Σ. 66-70; PG. 150. Col. 1304-1312). В рус. «Д.» не включено.

«Об исихии и двух видах молитвы» (Περ ἡσυχίας κα περ τῶν δύο τρόπων τῆς προσευχῆς. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 911-917. 1961. Τ. 4. Σ. 71-79; PG. 150. Col. 1313-1329. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 227-237 — 2-я глава, о положении тела при Иисусовой молитве, опущена).

«Как исихаст должен держать себя во время молитвы» (Κεφάλαια περ προσευχῆς (Περ τοῦ πῶς δεῖ καθέζεσθαι τὸν ἡσυχάζοντα εἰς τὴν εὐχήν…). Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 918-925. 1961. Τ. 4. Σ. 80-88; PG. 150. Col. 1329-1345. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 216-227 — с сокращениями).

26. Свт. Григорий Палама. «Монахине Ксении о страстях и добродетелях» (Πρὸς Ξένην. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 929-949. 1961. Τ. 4. Σ. 91-115; PG. 150. 1044-1088; ΓΠΣ. T. 5. Σ. 193-230. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 254-281).

«Десятословие христианского законоположения» (Ϫεκάλοϒος. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 949-954. 1961. Τ. 4. Σ. 116-122; PG. 150. Col. 1089-1101; ΓΠΣ. Τ. 5. Σ. 251-260. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 281-289).

«Триады в защиту священнобезмолвствующих» (Τριάδες ὑπὲρ τῶν ἱερῶς ἡσυχαζόντων. I 2. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 955-961. 1961. Τ. 4. Σ. 123-131; PG. 150. Col. 1101-1118; ΓΠΣ. Τ. 1. Σ. 391-406. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 289-299).

«Три главы о молитве и чистоте сердца» (Περ προσευχῆς κα καθαρότητος καρδίας. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 962-963. 1961. Τ. 4. Σ. 132-133; PG. 150. 1117-1121; ΓΠΣ. Τ. 5. Σ. 157-159. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 300-302).

«Главы естественные, богословские, этические и практические» («150 глав») (Κεφάλαια κατὸν πεντήκοντα. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 964-1009. 1961. Τ. 4. Σ. 134-187; PG. 150. Col. 1121-1225; ΓΠΣ. Τ. 5. Σ. 37-120). В рус. «Д.» не включены.

«Святогорский томос» (῾Αϒιορειτικὸς τόμος. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1009-1013. 1961. Τ. 4. Σ. 188-193; PG. 150. Col. 1225-1236; ΓΠΣ. Τ. 2. Σ. 567-578). В рус. «Д.» не включен.

27. Каллист и Игнатий Ксанфопулы. «Метод и точное правило… о выбирающих безмолвническое и монашеское житие» (Μέθοδος — ИАБ, № 6. 1898. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1017-1103. 1961. Τ. 4. Σ. 197-295; PG. 147. 635-812. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 305-424). Согласно совр. исследователю архим. Симеону (Куц), это сочинение Ксанфопулов вторично по отношению к 22-му слову Каллиста Ангеликуда (см.: ИАБ, № 6. 1566). Д. Гонис пришел к выводу о том, что автором «Метода…» был не патриарх св. Каллист I, как полагал прп. Никодим Святогорец, а патриарх св. Каллист II (Γόνης. 1980. Σ. 310-311).

28. Св. Каллист II, патриарх К-польский. «Главы о молитве», 14 глав (Περ προσευχῆς — ИАБ, № 6. 1902. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1100-1102. 1961. Τ. 4. Σ. 296-298; PG. 147. Col. 813-817. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 425-428). Прибавленные к 14 главам в афинском издании дополнительные главы (Θιλοκαλία. 1961. Τ. 4. Σ. 299-367) в действительности являются самостоятельным сочинением Каллиста Ангеликуда. Прп. Никодим Святогорец считал «Главы о молитве», так же как и «Метод и точное правило», сочинением патриарха Каллиста I (Γόνης. 1980. Σ. 312-314).

29. Каллист Ангеликуд. «О безмолвнической жизни» (Слово 22) (Περ ἡσυχαστικῆς τριβῆς — ИАБ, № 6. 1566. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1103-1107. 1961. Τ. 4. Σ. 368-372; PG. 147. Col. 817-825. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 429-435). Часть сборника из 30 слов под общим названием «Исихастское утешение».

30. «О молитве и внимании» (Περ προσευχῆς κα προσοχῆς — ИАБ, № 7. 157. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1107-1109. 1961. Τ. 4. Σ. 373-375; PG. 147. 828-832. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 436-439). Изречения разных авторов. Свт. Феофан писал, что «авторы излагаемых мыслей сходны с Каллистом и Игнатием» (Добротолюбие. Т. 5. С. 436. Примеч.). В греч. «Д.» имена авторов не указаны.

 

Каллист Катафигиот. Гравюра. 1959 г.

Каллист Катафигиот. Гравюра. 1959 г.

31. Каллист Катафигиот (см. Каллист Ангеликуд). «О единении с Богом и о созерцательной жизни» (Περ θείας νώσεως κα βίου θεωρητικοῦ — ИАБ, № 6. 1569. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1113-1159. 1963. T. 5. Σ. 4-59; PG. 147. Col. 836-941). В рус. «Д.» не включено. 

32. Симеон, архиеп. Фессалоникийский. «О молитве святой и божественной. О том, что все христиане должны молиться именем Христовым» (Περ τῆς θείας προσευχῆς — главы 296, 297 из «Диалога о Христе против всех ересей» (Ϫιάλοϒος) — ИАБ, № 6. 1930-1931. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1160-1162. 1963. Τ. 5. Σ. 60-62; PG. 155. Col. 544-549. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 440-446 — свт. Феофан помимо глав 296, 297 перевел главы 293 (частично)- 295 по тексту PG). Главы, включенные в греч. «Д.», взяты из издания Иерусалимского патриарха Досифея II Нотары (Jassy, 1683. Σ. 210 sq.), воспроизведенного в PG. 155.

33. «О словах святой молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя»» (Περ τῆς τοῦ ᾿Ιησοῦ εὐχῆς. ИАБ, № 6. 2023. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1163-1167; 1963. Τ. 5. Σ. 63-68). В рус. «Д.» не включено. В греч. «Д.» опубликовано анонимно. Согласно рукописной традиции, автором этого сочинения является свт. Марк Евгеник, митр. Эфесский.

34. «Толкование на [молитву] «Господи, помилуй»» (῾Ερμηνεία τοῦ Κύριε ἐλέησον. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1168-1170. 1963. Τ. 5. Σ. 69-72. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 447-451).

35. Прп. Симеон Новый Богослов. «О вере, 22-е огласительное слово» (Λόϒος κβ´ περ πίστεως — ИАБ, № 6. 16, 163-168. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1171-1177. 1963. T. 5. Σ. 73-80; PG. 120. Col. 693-702; SC. 104. P. 364-392. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 452-462).

«Метод священной молитвы и внимания» (Μέθοδος τῆς ἱερᾶς προσευχῆς. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1178-1185. 1963. Τ. 5. Σ. 81-89; PG. 120. Col. 701-710. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 462-472). Ряд совр. ученых (см., напр.: Hausherr. 1927. P. 102-209) поставили под сомнение авторство этого сочинения, приписав его Никифору Исихасту или некоему неизвестному автору, жившему в эпоху, предшествовавшую паламитским спорам (Rigo A. Niceforo l’esicasta // Amore del Bello: Studi sulla Filocalia: Atti del Symp. intern. sulla Filocalia. R., 1989. P. 87-93; Дунаев А. Г. Проблемы композиции и авторства трактата «Метод священной молитвы и внимания» // Путь к священному безмолвию: Малоизв. творения св. отцов-исихастов. М., 1999. С. 162-171). Основное направление научной критики состояло в том, чтобы показать, что описание способа концентрации ума в сердце, содержащееся в «Методе…», не соответствует учению прп. Симеона Нового Богослова.

36. Прп. Григорий Синаит. «Как должно каждому произносить молитву» (Περ τοῦ πῶς πρέπει νὰ λέϒει ὁ καθένας τὴς προσευχήν — ИАБ, № 6. 379. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1186-1197. 1963. Τ. 5. Σ. 90-103). В рус. «Д.» не включено.

37. «Из Жития прп. Максима Кавсокаливита» (Βίος Μαξίμου Καψοκαλύβη — ИАБ, № 8. 410-416. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1198-1201. 1963. Τ. 5. Σ. 104-107. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 473-476). Фрагмент из версии Жития прп. Максима, принадлежащей мон. Ватопедского мон-ря Феофану (впосл. митр. Перифеорийский) (Kourilas, Halkin. 1936). В избранном фрагменте, озаглавленном свт. Феофаном «Об умной благодатной молитве», приведен текст беседы между прп. Григорием Синаитом и прп. Максимом Кавсокаливитом, в к-рой прп. Григорий выступает в роли ученика, а прп. Максим Кавсокаливит — в роли учителя.

38. «Из жития святого Григория» (᾿Εκ τοῦ βίου τοῦ ἁϒίου Γρηϒορίου — ИАБ, № 6. 1406-1408. Изд.: Θιλοκαλία. 1782. P. 1202-1206. 1963. Τ. 5. Σ. 107-112. Рус. пер.: Добротолюбие. Т. 5. С. 477-482). Начало текста основано на «Энкомии» свт. Григорию Паламе (BHG, № 718), написанном его учеником свт. Филофеем Коккином, патриархом К-польским (PG. 151. Col. 573-574).

Тексты № 33-38 включены в греч. «Д.» в вольном переводе на новогреч. язык, выполненном свт. Макарием Нотарой или прп. Никодимом Святогорцем.

Жанры

Основные жанры «Д.» — поучение, трактат, сотница, а также отдельные главы со свободной нумерацией. Агиографический жанр используется только в завершении книги, и как исключение в середине появляется повесть «Об авве Филимоне».

Самый распространенный жанр — поучения в виде кратких глав, часто исчисляемых сотнями и в таком случае именуемых сотницами; он был широко распространен с V по XV в. в Византии. Жанр сотниц сложился как продолжение жанра античных сентенций, особо ярко представленного у поздних стоиков: в «Нравственных письмах» Сенеки к Луцилию, в «Руководстве» Эпиктета, в «Сентенциях Секста» и «Размышлениях» Марка Аврелия. У истоков этого жанра в христ. письменности стоит Евагрий; ему следуют мн. авторы, произведения которых вошли в состав греч. «Д.»: Диадох Фотикийский, Марк Подвижник, Иоанн Карпафийский, прп. Максим Исповедник, Фалассий Ливийский, прп. Исихий Синаит, св. Феодор, еп. Эдесский, Филофей Синайский, прп. Симеон Новый Богослов, Никита Стифат, Илия Экдик, Антоний Мелисса, Феогност, прп. Григорий Синаит, свт. Григорий Палама, св. Каллист II, патриарх К-польский. Т. о., в «Д.» входят сочинения 17 авторов, написанные в жанре сотниц, что составляет почти половину общего числа отцов «Д.».

Место отцов «Д.» в аскетической традиции Церкви

В основном в «Д.» были включены сочинения, относящиеся к аскетико-созерцательному наследию отцов, в них описываются умное делание и духовные пути соединения с Богом. При этом нек-рые отцы (напр., Фалассий и Илия Экдик, если его не отождествлять с Илией Критским) известны только благодаря тем сочинениям, к-рые включены в «Д.». Др. отцы (Антоний Великий, Исаия Газский, Нил Подвижник и др.) оставили также ряд аскетических сочинений, не вошедших в «Д.». Некоторые из авторов «Д.» (Евагрий, Диадох Фотикийский, Максим Исповедник и др.) писали и в др. жанрах христ. лит-ры, будучи искусными эгзегетами Свящ. Писания, догматистами и полемистами.

Т. о., для анализа и понимания «Д.» необходимо учитывать не только содержащиеся в нем сочинения, но и значительно более широкий аскетический и богословский контекст, обусловивший особенности мысли и подхода того или иного автора. Авторы «Д.» принадлежат к разным монашеским традициям и богословским школам. Они представляют египетское, палестинское, синайское, к-польское и афонское монашество. Тематика «Д.», выйдя за его пределы, продолжается и дальше в духовном творчестве отцов-подвижников. Недаром составители версий «Д.» на др. языках шли не только по пути перевода уже собранных в «Д.» сочинений, но и по пути расширения, порой значительного, за счет включения в состав «Д.» новых текстов и новых авторов.

Игум. Дионисий (Шлёнов)

Славянское «Д.»

2 части слав. перевода «Д.» были впервые опубликованы в 1793 г. в Москве и в 1798 или 1799 г. (без указания места). Последующие издания датируются 1822, 1832, 1840, 1851, 1857, 1880 и 1902 гг. (TByz. Т. 2. 3. 19, 999-1021; Валаамский патерик. Т. 2. С. 30; см. также:Онуфрий (Маханов). 2001. С. 26-68). Репринтные воспроизведения слав. «Д.» были выпущены в Бухаресте в 1990 г. (1-я из вышедших в кон. XVIII в. частей, содержавшая 3 первых книги) и в России (Тутаев, 2000 — репр. изд. 1902 г.; М., 2001 — 1-й т. (1-я и 2-я части слав. «Д.») воспроизведен по изд. 1902 г., 2-й т. (3-я и 4-я части) — по более раннему).

В сравнении с греч. «Д.» в слав. «Д.» отсутствуют творения прп. Максима Исповедника, Фалассия Ливийского, прп. Иоанна Дамаскина, Феогноста, сочинения ««макариевского корпуса»», свт. Григория Паламы, Каллиста Ангеликуда, архиеп. Симеона Фессалоникийского, а также «Толкование на Иисусову молитву» и фрагмент Жития свт. Григория Паламы («Из жития святого Григория»). Кроме того, в печатную версию слав. «Д.» не вошли добавленные во 2-е издание греч. «Д.» (᾿Αθῆναι, 1893) «Главы» Каллиста Ангеликуда.

«Прото-Добротолюбие» прп. Паисия (Величковского)

В основу издания слав. «Д.» был положен корпус переводов на церковнослав. язык, выполненных прп. Паисием (Величковским) гл. обр. на протяжении 60-90-х гг. XVIII в. Деятельность по собиранию святоотеческих текстов велась прп. Паисием целенаправленно: еще до издания греч. «Д.» почти все вошедшие в него творения уже были переведены на церковнослав. язык. Этот первоначальный корпус переводов условно называется «Прото-Добротолюбие».

Прп. Паисий (Величковский). Портрет. Неизв. художник. Кон. XVIII в. (ЦАК МДА)

Прп. Паисий (Величковский). Портрет. Неизв. художник. Кон. XVIII в. (ЦАК МДА)

Прп. Паисий еще в ранней молодости начал собирать святоотеческие творения, и весьма скоро ему стали очевидны недостатки прежних переводов на церковнослав. язык. В годы пребывания на Афоне он стремился достичь исправности текста путем тщательного сличения различных списков старослав. святоотеческих переводов. Однако без обращения к греч. оригиналам сопоставление церковнослав. переводов приводило в тупик. Осознав это, прп. Паисий принялся разыскивать греч. оригиналы творений отцов. Во 2-м послании Феодосию прп. Паисий подробно рассказывает о поисках святоотеческих рукописей, предпринятых им на Афоне: в скитах св. Анны, св. Димитрия и в Кавсокаливии. Повсюду его встречали с непониманием и удивлением. Рукописи были обнаружены им наконец в скиту св. Василия, где они оказались почти в полном забвении из-за сложности языка (Второе послание Феодосию // Паисий (Величковский). Автобиография. 2004. С. 276).

Первыми сподвижниками прп. Паисия в деле перевода святоотеческих творений стали Макарий и Иларион. Затем к «переводческому кружку» примкнули Дорофей, Митрофан и Платон (буд. биографы старца), а также Исаак (автор одного из Житий старца Паисия), Стефан, Геронтий и его ученик Григорий (впосл. митр. Угро-Валахии), Климент и Иосиф, ученик Исаака. Переводческая деятельность продолжилась и по переселении общины прп. Паисия в мон-рь Секу, а затем в Нямецкий. Старец был убежден, что единственным языком, способным передать все многообразие и сложность патристического греческого, является церковнослав. язык. Он «неисповедимою красотою своею и превеликим богатством и преизобилием речений и многие языки превосходит, и сложением имен и глаголов, и сочинением и свойством своим паче прочих к елиногреческому языку ближайший есть» (Паисий (Величковский). 1854. С. XII).

Прп. Паисий, как показали исследования, сознательно избирал «дословный» тип перевода (см., напр.: Vereščagin. 1997. P. 217-230), от которого редакторы слав. «Д.» впосл. отказались. Преимущества его подхода с т. зр. верности оригиналу несомненны, однако он не лишен и целого ряда недостатков. Прп. Паисию пришлось разработать систему диакритических знаков для различения одинаково звучащих грамматических форм церковнославянского языка (напр., именительный и винительный падежи слов жен. рода на -ь). Сохранились оригинальные соображения прп. Паисия по поводу передачи в церковнослав. тексте греч. артикля с помощью анафорического местоимения или же полной формы прилагательного (см.:Linţa. 1983. С. 27-28).

Не только создание корпуса «филокалических переводов», но и первоначальный проект подготовки печатного «Д.» принадлежал прп. Паисию. Во 2-м послании Феодосию, содержащем уникальные сведения по предыстории и слав. и греч. «Д.», старец Паисий излагает свою издательскую программу. Вместо того чтобы направить в печать свои переводы, он предлагает осуществить в России издание слав. «Д.» на основе греч. оригинала, поручив это дело переводчикам, сведущим в греч. языке и в богословии. В этом случае он сам и его монахи могли бы воспользоваться новым печатным изданием, надежным и выверенным, вместо собственных рукописных переводов, еще не вполне исправных.

Издание славянского «Д.»

Переводы прп. Паисия были привезены в Россию ок. 1790 г. учеником старца мон. Афанасием (в миру Андрей Николаевич Охлопков). Это был один из самых деятельных участников процесса перевода и редактирования слав. «Д.». Вероятно, вместе с «Д.» и переводами святоотеческих текстов он доставил митр. Гавриилу (Петрову) также и рукопись перевода «Слов» прп. Исаака Сирина с дарственной надписью прп. Паисия.

Переводчики «Д.», трудившиеся по благословению митр. Гавриила, были обязаны «постоянно советоваться обо всем, что находили нужным исправить, с духовными старцами, проходившими самым делом… высокое учение, излагаемое в Добротолюбии» (Житие и писания… Паисия Величковского. С. XII-XIII). Этими «духовными старцами» были игум. Валаамского мон-ря Назарий, иером. Феофан (впосл. архим. Новоезерского мон-ря), иером. Филарет и мон. Афанасий (Охлопков). Определить вклад каждого из них в дело перевода и издания слав. «Д.» не представляется возможным, несмотря на то что сохранились многочисленные документы (гл. обр. в фондах РГИА и др. архивов; см.: Валаамский патерик. Т. 2. С. 49-50, где приведена подробная библиография; часть документов опубл. там же, с. 20-30), на первый взгляд таковой вклад подтверждающие. Известно также, что в редактировании переводов, принадлежавших старцу Паисию, принимал участие преподаватель греч. языка МДАиС Яков Дмитриевич Никольский (впосл. протопресвитер московского Успенского собора; † 1839). Сведения о его участии в этой работе приводит со ссылкой на «хранимое в Троице-Сергиевой лавре предание» И. Киреевский во введении к «Житию и писаниям… Паисия Величковского» (С. II).

Работа над языком переводов прп. Паисия велась преимущественно в 3 направлениях: лексическом (замена многочисленных калек с греческого, введенных прп. Паисием, их «славяно-русскими» эквивалентами), морфологическом (упрощение и русификация падежных окончаний, напр. замена окончания творительного падежа на -ы формами на -ами и -ями) и синтаксическом (преобразование построенных по греч. образцу конструкций, часто встречающихся в «дословном» переводе прп. Паисия, в более свойственные рус. языку обороты). Русифицирование лексики, предпринятое для облегчения восприятия, влекло за собой ослабление точности богословской и аскетической терминологии. Имели место и сокращения, хотя и не столь многочисленные, как в рус. «Д.». Так, напр., 10-я из «Глав зело полезных» прп. Григория Синаита в слав. «Д.» состоит из 1 предложения:             в то время как в переводе прп. Паисия эта глава приведена целиком. «Одиозное» место из Петра Дамаскина о двуперстном крестном знамении вовсе опущено в слав. «Д.»; прп. Паисий добросовестно переводит его, несмотря на то что ему приходилось полемизировать со старообрядцами. Редакторы переводов прп. Паисия, по-видимому, не совсем верно интерпретировали еще одну особенность его рукописей: старец на полях нередко указывал варианты значения; иногда эти варианты носят уточняющий характер, а иногда представляют равноправные пары. Справщики слав. «Д.» либо избирали один из этих вариантов, зачастую именно тот, что помещен на полях (напр., тот, к-рый был более близок к рус. словоупотреблению), либо ошибочно вносили в текст оба варианта, что свидетельствует, по-видимому, о недоступности для них в тот момент греч. подлинника.

Исчерпывающий сравнительный анализ печатного слав. «Д.» и рукописей переводов прп. Паисия, хранящихся в С.-Петербурге, Москве, Бухаресте, Нямецком мон-ре, Кишинёве и на Афоне, до сих пор не проведен. Именно поэтому в наст. время невозможно дать окончательный ответ на вопрос, имели ли место (и если да, то в какой мере) исправление и переработка прп. Паисием собственных переводов по венецианскому изданию греч. «Д.». Следы такого редактирования можно встретить в автографических рукописях старца (см. также: Леонид (Поляков). 1956. С. 354-387, 477-479; Linţa. 1983. С. 20, 31-42).

Появление печатного греч. «Д.» не заставило прп. Паисия приступить к тотальной сверке своих переводов с этим изданием как с неким «непогрешимым образцом»: при переводе и его сверке он не ограничивается типографски изданным текстом, но привлекает и рукописи, а подчас, избирая наиболее верное, с его т. зр., чтение, следует за древним славянским переводом.

Стремление к максимальной полноте заставляло прп. Паисия включать в состав творений того или иного св. отца такие сочинения, к-рые отсутствовали в печатных изданиях «Д.». Подходя критически к печатному тексту, избирая лучшие чтения отовсюду, в т. ч. и из рукописей или даже из слав. переводов предшествующего периода, прп. Паисий прекрасно понимал, что полностью доверять печатному тексту не следует. Несмотря на то что он высоко оценивал труд издателей греч. «Д.», его работа по улучшению и исправлению переводов в последовавшие за изданием «Д.» годы не ограничивалась простой сверкой и правкой. Изучение церковнослав. перевода корпуса творений прп. Григория Синаита, дошедшего до наст. времени в достаточно большом количестве рукописей, показывает, что и на рубеже 80-х и 90-х гг. XVIII в. прп. Паисий продолжал прибегать к иным греч. рукописям и древнему слав. переводу, а также нисколько не изменил композицию корпуса, восходящую, как показывает рукописная традиция, к 50-м гг. XIV в. (см., напр.: Tachiaos. 1983. P. 113-142).

В 1793 г. в Москве вышел из печати 1-й т. слав. «Д.» (в 3 частях), содержавший произведения 16 из 36 авторов греч. «Д.»: прп. Антония Великого, Марка Подвижника, прп. Симеона Нового Богослова, прп. Григория Синаита, Максима Кавсокаливита, Феофана Монаха, Исихия Иерусалимского, Филофея Синайского, Никифора Монаха, свт. Феолипта Филадельфийского, патриарха Каллиста, Каллиста и Игнатия Ксанфопулов, Евагрия, Исаии Отшельника и Петра Дамаскина. 2-й т. (4-я часть) был напечатан в Москве в 1798 или 1799 г. без указания места и даты выхода и включал творения Иоанна Карпафийского, Диадоха Фотикийского, Никиты Стифата, Каллиста Катафигиота, патриарха Каллиста, свт. Феодора Эдесского, Илии Экдика, Кассиана, Нила Постника, а также «Повесть душеполезнейшую об авве Филимоне». Все 4 части были изданы впосл. в одном томе. Порядок расположения авторов как внутри каждой части, так и в книге в целом, значительно отличающийся от порядка, принятого в греч. «Д.», может объясняться очередностью подготовки рукописей к печати и спешкой при редактировании первых 3 частей.

Причиной долгого перерыва между выходом 1-го и 2-го томов стали финансовые затруднения (редактура переводов была полностью завершена уже в 1793): 4-я часть была напечатана, только когда выручка от продажи первых 3 частей покрыла типографские расходы. Главная заслуга в успешном осуществлении этого проекта принадлежит старцу Назарию Валаамскому, к-рый шаг за шагом преодолевал бесчисленные бюрократические и финансовые помехи на пути нового издания (Леонид (Поляков). 1956. С. 466-474; Валаамский патерик. Т. 2. С. 20-30). В письмах и прошениях игум. Назария нередко говорится о «переводе» святоотеческих творений греч. «Д.», в то время как речь идет, несомненно, о редактуре и подготовке к изданию, что подчас приводит исследователей к ложным выводам как о характере справы, так и о роли в ней игум. Назария и иных «духовных старцев», приставленных к делу издания слав. «Д.» митр. Гавриилом (в качестве примера такой интерпретации см.: Онуфрий (Маханов). 2001. С. 26-68; Валаамский патерик. Т. 2. С. 20-30).

Творения отцов греческого «Д.» в переводах прп. Паисия

Можно с уверенностью утверждать, что прп. Паисий подготовил переводы корпуса «филокалических текстов» не только не меньшего (хотя бы по числу и составу авторов), чем опубликованный в Венеции в 1782 г. сборник, но и в нек-рых отношениях более обширного. В слав. «Д.» не были включены следующие переводы святоотеческих творений (сведения о них приводятся в порядке греч. «Д.»).

Сотницы прп. Максима Исповедника, «Толкование на молитву «Отче наш»» и «Слово аскетическое» (отсутствующее в греч. «Д.», но включенное в рус. «Д.»; ИАБ, № 4. 1573) дошли до нас в рукописях, нередко в разрозненном виде; хотя в наст. время невозможно утверждать, что прп. Паисий перевел все творения прп. Максима, вошедшие в «Д.», однако, несомненно, была переведена большая их часть. Кроме того, церковнослав. перевод «Толкования на молитву «Отче наш»» и «Слова аскетического» был издан Свято-Введенской козельской Оптиной пуст. в 1853 г. в Москве с параллельным переводом на русский язык.

«Преподобного отца нашего аввы Фалассия главы о любви, воздержании и духовной жизни» в переводе прп. Паисия (Величковского) также изданы (с рус. переводом) Оптиной пуст. (М., 1855).

«Слово душеполезнейшее», приписывавшееся прп. Иоанну Дамаскину, содержится в рукописях (в частности, в составе корпуса творений прп. Григория Синаита).

«Главы о деянии…» прп. Феогноста вошли в изданный Оптиной пуст. (М., 1849) сборник переводов прп. Паисия, озаглавленный «Восторгнутые класы в пищу души». В числе дошедших до нас рукописей, содержащих это сочинение, есть и автограф прп. Паисия (ср., напр.:Яцимирский. 1905. С. 567; перевод этот до сих пор не изд.); он делает приписку, в к-рой указывает на очевидные ошибки греч. «Д.» (Там же. С. 502-503) и даже отчасти исправляет их.

Скорее всего «Парафраз 50 Бесед преподобного Макария Египетского Симеона Метафраста» прп. Паисий не переводил, потому что им были переведены сами «Беседы» прп. Макария (Там же. С. 567).

На протяжении XX в. общепринятым стало мнение, что прп. Паисий не переводил труды свт. Григория Паламы ввиду их особой утонченности и сложности. Однако изучение рукописной традиции свидетельствует о том, что старец Паисий перевел значительное число текстов свт. Григория Паламы и, более того, по количеству и качеству привлекаемых паламитских текстов на неск. десятилетий опередил «открытие» великого исихаста в качестве духовного писателя (а не только антилат. полемиста) прп. Никодимом Святогорцем. Сборники, содержавшие церковнослав. перевод творений свт. Григория, сделанный прп. Паисием, дошли до наст. времени как в рукописях, выполненных учениками прп. Паисия, так и в списках, созданных в России (см.: Каширина. 2006. С. 425). Состав этих сборников стабилен, но отличается от состава корпуса сочинений свт. Григория Паламы, включенного в греч. «Д.».

В одном из сборников собрания Яцимирского (БАН) (Syščikova. 1997) находится соч.        с пометой на полях:         (далее на полях указываются страницы по греч. «Д.»). Этот текст Каллиста Ангеликуда Περ ἡσυχαστικῆς τριβῆς (см.: ИАБ, № 6. 1566), наиболее распространенное из его сочинений, не был включен в издание слав. «Д.» по неясным причинам. По-видимому, он не был известен прп. Паисию по греч. рукописям, а после получения печатного греч. «Д.» старец осуществил его перевод.

Фрагменты из сочинений архиеп. Симеона Фессалоникийского, в т. ч. тех, что напечатаны в «Д.», не раз встречаются на страницах рукописей прп. Паисия, а также в составе его оригинальных сочинений (см., напр.: «Свиток об умной молитве» и др.). Перевод «Толкования на Иисусову молитву» на сегодняшний день неизвестен; «Толкование на «Господи, помилуй»», помещенное в оптинское изд. «Житие и писания… Паисия Величковского» (С. 165-169) как «Перевод Старца Паисия», принадлежит одному из учеников преподобного — схим. Онорию (Syščikova. 1997); фрагмент Жития свт. Григория Паламы был также опубликован в сб. Оптиной пуст. «Восторгнутые класы…».

Перевод серии глав Каллиста Ангеликуда, атрибутированных во 2-м издании греч. «Д.» патриарху Каллисту, под общим заглавием «Рай» дошел до нас в ряде рукописей. Эти 116 глав скорее всего переведены со списка рукописи Ath. Iber. 506. Текст, опубликованный во 2-м издании греч. «Д.» (и воспроизведенный в 3-м изд.), также основан на иверской рукописи, но дает гораздо менее исправные чтения, чем церковнослав. перевод. Т. о., прп. Паисий перевел один из самых интересных «филокалических текстов» более чем за 100 лет до включения его в «Д.». Этот факт является яркой иллюстрацией самостоятельности и всеобъемлющего характера его деятельности по собиранию «Прото-Добротолюбия».

Т. о., в кон. XVIII в. вполне возможно было создать почти точную копию греч. «Д.» на основе переводов прп. Паисия. Подтверждением этому служит и факт широкого хождения переводов, не вошедших в слав. «Д.» святоотеческих сочинений, в среде рус. монашества кон. XVIII — 1-й пол. XIX в. Слав. «Д.» было опубликовано во многом благодаря усилиям митр. Гавриила (Петрова) в эпоху, крайне неблагоприятную для подобного рода книг. В XIX в. Оптиной пуст. были предприняты попытки восполнить лакуны слав. «Д.» за счет публикаций распространявшихся до этого в рукописях переводов прп. Паисия. Каждая из таких публикаций готовилась чрезвычайно долго, многократно просматривалась цензорами и покровительствовавшими Оптиной пуст. архиереями; это улучшало качество комментария, но замедляло процесс издания. В 50-х гг. XIX в., после того как Оптина пуст. избрала в качестве главного направления деятельности подготовку рус. переводов св. отцов, публикация церковнослав. переводов отходит на 2-й план, а затем и вовсе теряет актуальность. Тем не менее тексты «Прото-Добротолюбия» прп. Паисия продолжали вплоть до нач. XX в. распространяться в списках.

Изд.: Ч. 1-3. М., 1793; Ч. 4. [М.], 1798 (1799); М., 1822, 1832, 1840, 1851, 1857, 1880, 1902; Dobrotoljubie: La Philocalie slavonne de Païssy Velichkovsky: Repr. anastatique intégrale de l’éd. princeps, Moscou 1793. Bucarest, 1990, 1994; Добротолюбие. Тутаев, 2000. М., 2001; слав. пер. греч. «Д.», не вошедшие в слав. «Д.»: Житие и писания молдавского старца Паисия Величковского. М., 1847, 2001р; Восторгнутые класы в пищу души. М., 1849, 2000р; Преподобного отца нашего Максима Исповедника «Толкование на молитву «Отче наш»» и его же Слово постническое по вопросу и ответу. М., 1853; Преподобного отца нашего аввы Фалассия главы о любви, воздержании и духовной жизни. М., 1855.

Лит.: Паисий (Величковский), прп. О преводе книги св. Исаака Сирина с еллиногреческаго на славенский язык краткое изъявление // Св. отца нашего Исаака Сирина Слова духовно-подвижническия / Изд. Козельской Введенской Оптиной Пустыни. М., 1854, 2004р; [он же.]Автобиография, жизнеописание и избр. творения по рукописным источникам XVIII-XIX вв. М., 2004; [Гавриил (Петров), митр.] Письма митр. Гавриила к Амвросию // ПО. 1876. Т. 1. № 3. С. 492-499; он же. Вопреки веку Просвещения: Жизнь. Творчество. Кончина. М., 2000;Яцимирский А. И. Славянские и рус. рукописи румынских б-к. СПб., 1905; Леонид (Поляков), митр. Схиархимандрит Паисий и его литературная деятельность: Магист. дис. / ЛДА. Л., 1956. 2 т. Ркп.; Tachiaos A.-E. N. ῾Ο Παΐσιος Βελιτσκόφσκι κα ἡ ἀσκητικοφιλολοϒικὴ σχολή του. Θεσσαλονίκη, 1964; idem. Gregory Sinaites’ Legacy to the Slavs: Prelim. Remarks // Cyrillomethodianum. 1983. T. 7. P. 113-142; idem. Lo studio e la traduzione degli scritti patristici nella concezione di Paisij Velièkovskij // Paisij, lo starec: Atti del III Conv. ecumenico intern. di spiritualità russa «Paisij Velièkovskij e il suo movimento spirituale», Bose, 20-23 settembre 1995 / Ed. A. Mainardi. Magnano, 1997; P. 45-53; Mihail P. Traduceri patristice ale stareşului Paisie // Mitropolia Oltenei. 1972. T. 24. N 3/4. P. 217-223; Mihail P., Mihail Z. Manuscrise slave în colecţii din Moldova (II) // Romanoslavica. 1979. T. 19; Linţa E. Паисий Величковский — един измежду последните големи църковнославянски книжовници // Palaeobulgarica. 1983. T. 7. N 3; Кенанов Д. Преводческата школа на Паисий Величковски: Търсене на истинните славянски книги // Старобългаристика. 1989. Т. 3. С. 90-103; Zamfirescu D. A Fundamental Book of the European Culture. Bucur., 1991; Citterio E. La scuola filocalica di Paisij Velièkovskij e la Filocalia di Nicodemo Aghiorita: Un confronto // AdB. P. 179-207; Паисий Величковски и неговата книжовна школа: Сб. мат-ли от науч. конф. 1992. Вел. Търново, 1994; Пентковский А. М. История издания славянского «Добротолюбия». М., 1995. Ркп.; Paisianismul: Un moment românesc în istoria spiritualităşii europene / Ed. D. Zamfirescu. Bucur., 1996; Români în reînnoirea isihasta: Studii închinate cuviosului Paisie de la Neamţ la becentenarul săvârşirii sale 15 noiembrie 1994 / Ed. V. Cândea. Iaşi, 1996; Lisovoj N. N. Due epoche, due (?)lsquo;Filocalie': Paisij Velièkovskij e Teofane il Recluso // Paisij, lo Starec. 1997. P. 183-215; Pelin V. I manoscritti dello starec Paisij nella biblioteca del monastero di Neamţ // Ibid. P. 129-136; Syščikova M. Manoscrifti paissiani nella biblioteca della Scienze russa // Ibid. P. 137-139; Vereščagin E. M. I principi di traduzione in Paisij Velièkovskij e nella sua scuola: L’esempio della versione della «Scala del Paradiso» // Ibid. 1997. P. 217-230; Лисовой Н. Н. Восемнадцатый век в истории рус. монашества // Монашество и монастыри в России XI-XX в.: Ист. очерки. М., 2002. С. 186-222; Онуфрий (Маханов), иеродиак. Отец рус. монашества: Жизнеописание Назария, игумена Валаамского // ДСобес. 2001. № 3. С. 26-68; Rigo A. Il monaco, la chiesa e la liturgia: I capitoli sulle gerarchie di Gregorio il Sinaita. Firenze, 2005; Каширина В. В. Литературное наследие Оптиной Пустыни. М., 2006.

О. А. Родионов

Русское «Д.»

В то время как слав. «Д.» прп. Паисия (Величковского) и его учеников точно следует оригинальным греч. текстам (как правило, рукописным), рус. «Д.» свт. Феофана Затворника нередко отступает от оригинала и по сравнению с ним значительно расширено, хотя и не в той мере, в какой планировалось изначально (см.: Van Paris. 1991). Необходимость создания рус. перевода «Д.» была обусловлена недостатками печатного слав. текста, к-рые свт. Феофан наряду с достоинствами представлял себе очень ясно: «Сейчас кончил Диадоха… Какой ясновидящий! А между тем в славянском переводе он очень темен. Теперь начинаю Иоанна Карпафского» (Письмо 998 от 23.07.1886 // Феофан (Говоров), свт. Собрание писем. М., 1899. Вып. 6. С. 134). Как и составители греч. «Д.», свт. Феофан отказался от указания своего участия в составлении книги: «Что касается до подписи составителя, то ее не должно быть ни под каким видом» (Письмо 1110 от 22 нояб. 1876 // Там же. 1900. Вып. 7. С. 97).

Свт. Феофан Затворник. Литография. 1860 г. (ГИМ)

Свт. Феофан Затворник. Литография. 1860 г. (ГИМ)

Рус. перевод «Д.» был осуществлен свт. Феофаном во время пребывания в Вышенском мон-ре. Перевод был начат в 1866 г. на Воздвижение, в тот самый день, когда свт. Феофан решил удалиться в полный затвор и отказаться от управления мон-рем (Письмо 1066 // Там же. С. 29). В 1875 г. 1-й т. был полностью завершен и отдан в печать, а в 1877 г.- издан в С.-Петербурге; остальные тома печатались в Москве (5-й, последний,- в 1890). Перед сдачей в типографию тома «Д.» должны были пройти духовную цензуру (Письмо 1021 от 27 янв. 1888 // Там же. Вып. 6. С. 171). Рус. перевод «Д.» был окончен свт. Феофаном в 1889 г. «У меня на душе — засуха,- писал он в одном из писем.- Ничего делать не хочется со времени окончания Добротолюбия. Это скучное время!» (Письмо 1038 от 1 июня 1889 // Там же. С. 199-200). Общий объем рус. «Д.» составил ок. 3 тыс. страниц.

Черновики и чистовики каждого тома направлялись в Русский вмч. Пантелеимона мон-рь на Афоне, старцы к-рого осуществляли «переписку» (переписывание) для типографии (Письмо 1008 от 19 марта 1887 // Там же. Вып. 6. С. 149-150, 153) «с небольшою платою» (Письмо 1183 от 17 июля 1888 // Там же. Вып. 7. С. 207). Оттуда текст высылался для сверки Вышенскому затворнику. Рукописи свт. Феофана сохранялись в б-ке Пантелеимонова мон-ря и дошли до наст. времени. Помощь и участие афонских отцов заключались не только в облегчении издательского процесса, но и в поиске необходимых текстов (Письмо 1008 от 19 марта 1887 // Там же. Вып. 6. С. 149-150).

Согласно первоначальному плану свт. Феофана, в 1-м т. следовало поместить творения пустынников, а во 2-м — отцов, писавших общежительные уставы (Письмо 1086 // Там же. Вып. 7. С. 58). Т. о., рус. «Д.» мыслилось его составителем как собрание святоотеческих текстов, не повторяющее греч. «Д.» дословно. Однако в 1882 г., при подготовке 2-го т. к печати, свт. Феофан пришел к идее более точного следования греч. «Д.» (Письмо 1155 от 26 окт. 1882 // Там же. С. 163). Уставы вышли позднее отдельным томом (Древние иноческие уставы: Прп. Пахомия Великого, св. Василия Великого, прп. Иоанна Кассиана и прп. Венедикта, собранные Епископом Феофаном. М., 1892).

Тем не менее концепция рус. «Д.» в понимании свт. Феофана в значительной мере отличается от греческого. Рус. «Д.» проникнуто общей идеей перейти от борьбы со своим греховным человеком (основная тема 2-го т.- «о борьбе со страстями» — Письмо 1167 от 10 янв. 1885 // Там же. С. 182) к «высшим стадиям» духовной жизни, описанным в последних 2 томах рус. «Д.».

Состав русского «Д.»

Свт. Феофан написал заново общее вступление и отдельные статьи, предваряющие не только сочинения каждого автора, но и каждый из 5 томов. Основная цель авторских текстов святителя, написанных живым языком,- передать читателю общую духовную направленность без излишнего стремления к наукообразию.

Как правило, свт. Феофан переводил по греч. «Д.» или по томам Патрологии Ж. П. Миня, текст к-рой представлялся ему более надежным; иногда, впрочем, он и его перепроверял по рукописям. Так, перевод творений аввы Зосимы был осуществлен им с привлечением рукописного «Патерика» из лавры Саввы Освященного. Редкие рукописи (напр., из монастырской б-ки на о-ве Патмос) ему присылали монахи Пантелеимонова мон-ря.

Прп. Феофан в стремлении избежать повторных трудов старался опереться на слав. переводы прп. Паисия (Величковского), а в ряде случаев — на рус. переводы, выполненные в Оптиной пуст. или в МДА. В одном из писем он сообщает: «…сверяю новый перевод Аввы Исаии с переводом Паисия Величковского, который прислали мне добрые оптинские старцы» (Письмо 1155 от 21 июня 1882 // Там же. Вып. 7. С. 163). При анализе черновиков 3-й сотницы прп. Никиты Стифата по рукописи Пантелеимонова мон-ря удалось установить, что переводчик имел перед глазами не только греч., но и слав. печатный текст.

В нек-рых случаях свт. Феофан использовал имевшиеся рус. переводы. Большая часть «аскетических наставлений» Нила Синайского позаимствована им из творений, изданных в серии ТСОРП при МДА (ТСОРП. 1858. Т. 31, 32), «подвижнические наставления» прп. Ефрема Сирина — из той же серии (ТСОРП. 1848-1849. Т. 12-14). Выдержки из «Лествицы», как было установлено путем сопоставительного анализа текста, приводились по переводу архим. Агапита (Введенского) (М., 1851) с учетом оптинского издания перевода прп. Паисия (Величковского) (М., 1862), «подвижнические наставления» преподобных Варсонофия и Иоанна (М., 1855) и прп. Исаака Сирина (ТСОРП. 1854. Т. 23) — по рус. переводам, выполненным в МДА, прп. аввы Дорофея — по оптинскому переводу иером. Климента (Зедергольма) (М., 1856). Т. о., весь 2-й т. рус. «Д.», за исключением сочинений прп. Иоанна Кассиана Римлянина, состоящий из новых для греч. «Д.» авторов, стал своеобразной хрестоматией, в к-рую вошли переводы разных лиц под авторской редакцией свт. Феофана. «Изречения» аввы Евагрия из 1-го т. также скорее всего основываются на рус. переводах.

По сравнению с греч. «Д.» свт. Феофан добавлял новые трактаты, а др. тексты приводил в более пространном варианте. В рус. «Д.» включены 8 новых авторов: преподобные Ефрем Сирин, Иоанн Лествичник, Варсонофий и Иоанн, Дорофей, Исаак Сирин, вошедшие во 2-й т., Зосима — в 3-й и Феодор Студит, занявший весь 4-й т.

В рус. «Д.» были добавлены трактаты, принадлежащие или приписываемые прп. Антонию, Исаии, Евагрию, Марку и Нилу, прп. Максиму Исповеднику, а сочинения прп. Иоанна Кассиана и Исихия Иерусалимского существенно расширены. При этом иногда свт. Феофан изменял внутренний порядок изложения материала, так что сопоставление перевода с оригинальными сочинениями, а также установление их авторства становится трудноразрешимой задачей. Так, 7 подлинных слов прп. Антония оказались перемешанными с его неподлинными 13 словами, принадлежащими в действительности прп. Аммону (как было установлено после находки в нач. XX в. аналогичного корпуса на сир. языке — Ammonas, successeur de St. Antoine / Ed. F. Nau. P., 1915. P. 567-639. (PO; 11. 4)). В русском «Д.» добавлены следующие сочинения.

«Наставления св. отца нашего Антония Великаго о жизни во Христе, извлеченные из слова его в жизнеописании св. Афанасия, из его 20 посланий и 20 слов» (Добротолюбие. Т. 1. С. 17-62; Vita Antonii (отрывки); Epistulae // PG. 40. Col. 977-1066. CPGS, N 2330; Sermones XX ad filios suos monachos // PG. 40. Col. 963-978. CPGS, N 2349. 1); «Устав отшельнической жизни» (Добротолюбие. Т. 1. С. 94-116; Regulae et praecepta, Spiritualia documenta, Admonitiones // PG. 40. Col. 1065-1084. CPGS, N 2349. 3s-4); «Изречения св. Антония Великого и сказания о нем» (Добротолюбие. Т. 1. С. 116-138); «Объяснение некоторых изречений св. Антония Великого, сделанное после его смерти одним старцем» (Добротолюбие. Т. 1. С. 139-152; Sententiarum expositio // PG. 40. Col. 1083-1094. CPGS, N 2349. 4).

«Наставления св. Макария Великого о христианской жизни, выбранные из его бесед» (Добротолюбие. Т. 1. С. 155-276; ср.: CPGS, N 2411).

«Слова прп. аввы Исаии к своим ему ученикам» (Добротолюбие. Т. 1. С. 281-444; Asceticon. CPG, N 5555. 7). Свт. Феофану был известен перевод, выполненный оптинским мон. Платоном (Покровским) по лат. тексту в издании А. Галланди (Bibliotheca Veterum Patrum. Benetia, 1772), однако он заменил его новым, более совершенным переводом, сделав его по греч. рукописи, найденной на Афоне старцами Пантелеимонова монастыря, и сверив с переводом прп. Паисия (Величковского), присланным ему из Оптиной пуст. (Каширина В. В. Литературное наследие Оптиной Пустыни. М., 2006. С. 178-182).

«Правила и советы новоначальным инокам» (Добротолюбие. Т. 1. С. 444-452; Praecepta seu consilia // PL. 103. Col. 427-434).

«Изречения аввы Исаии» (Добротолюбие. Т. 1. С. 452-456; PG. 40. Col. 1212). По словам свт. Феофана, он поместил «из Алфавитного патерика» дополнительные апофтегмы к тем, к-рые вошли в «Достопамятные сказания», «в переводе только со славянского, ибо подобного патерика на греческом нет» (Добротолюбие. Т. 1. С. 279). Нек-рые изречения (6-10, 12) содержатся в греч. систематическом собрании (Cap. 1. 7, 10, 11; 4. 18; 8. 6; 9. 3-4 // SС. 387).

«Главы о подвижничестве и безмолвии» (Добротолюбие. Т. 1. С. 464-466; Capitula de religiosa exercitatione et quiete // PG. 40. Col. 1205-1212. CPG, N 5555. 5).

«Наставления святого Марка, извлеченные из других его слов» (Добротолюбие. Т. 1. С. 485-519; Opuscula. 3, 4, 6-8 // PG. 65. Col. 965-1028, 1053-1109 — в сокращении). При переводе этих слов свт. Феофан кроме текстов из PG. 65 использовал рукопись из «монастыря св. Саввы в Палестине, которая полнее и точнее других» (Добротолюбие. Т. 1. С. 468). При этом он опирался на имевшийся рус. перевод Оптиной пуст. (М., 1858), из к-рого нек-рые места были позаимствованы дословно, др. перефразированы или опущены.

«Главы о деятельной жизни к Анатолию» (Добротолюбие. Т. 1. С. 569-584; Capita practica ad Anatolium // PG. 40. Col. 1220-1244. CPG, N 2430).

«Евагрия монаха — о деятельной жизни сто глав» (Добротолюбие. Т. 1. С. 584-590; Liber practicus, capita 100 // PG. 40. Col. 1244-1252. CPGS, N 2430).

«Его же — другие изречения» (Добротолюбие. Т. 1. С. 602-603; Capitula XXXIII: Aliae sententiae // PG. 40. Col. 1264-1268, 1269. CPG, N 2442).

«Его же — изречения о духовной жизни, по алфавиту» (Добротолюбие. Т. 1. С. 601-602; Spiritales sententiae per alphabetum dispositae, et aliae sententiae // PG. 40. Col. 1268-1269. CPG, N 2444).

«Об осьми помыслах к Анатолию» (Добротолюбие. Т. 1. С. 603-605; De octo vitiosis cogitationibus // PG. 40. Col. 1272-1276. CPG, N 2430).

«Наставления братиям, живущим в киновиях и странноприимницах» (Добротолюбие. Т. 1. С. 608-614; Sententiae ad eos qui in coenobiis et xenodochiis habitant fratres // PG. 40. Col. 1277-1282. CPGS, N 2435).

«Его же — наставления девственницам» (Добротолюбие. Т. 1. С. 614-617; Sententiae ad virginem // PG. 40. Col. 1283-1286. CPGS, N 2436).

«Евагрия монаха — Изречения» (Добротолюбие. Т. 1. С. 636-638). Судя по примечанию свт. Феофана о том, что он извлек данные изречения из «Достопамятных сказаний», «Сборника» (имеется в виду «Отечник») свт. Игнатия (Брянчанинова) и «Алфавитного Патерика» (Добротолюбие. Т. 1. С. 636. Примеч.), он опирался на уже имевшийся рус. или слав. текст.

В сочинения Исихия, пресв. Иерусалимского (см. Исихий Синаит), в ряде случаев включены дополнительные тексты, переведенные свт. Феофаном из его «Слов» (Sermones // PG. 93. Col. 1449-1544).

Нил Синайский. «Об осьми духах зла» (Добротолюбие. Т. 2. С. 229-270; De octo spiritibus malitiae // PG. 79. Col. 1145-1164. CPG, N 2451). «Мысли, отводящие человека от тленного и прилепляющие к нетленному» (Добротолюбие. Т. 2. С. 279-286; Sententiae abducentes hominem a corruptibilibus // PG. 79. Col. 1240-1250; CPG, N 6583b. CPGS, N 6583). «Увещание к монахам» (Добротолюбие. Т. 2. С. 303-306; Institutio ad monachos // PG. 79. Col. 1235-1240. CPG, N 2454); «Подобные предыдущим мысли и увещания, извлеченные из других писаний преподобного Нила» (Добротолюбие. Т. 2. С. 286-303; Tractatus ad Eulogium monachum // PG. 79. Col. 1093-1140. CPG, N 2447); «Увещательные главы» (Добротолюбие. Т. 2. С. 271-279; Capita paraenetica // PG. 79. Col. 1249-1264). Рус. тексты Нила Подвижника, так же как и переводы всех последующих отцов 2-го т. «Д.», воспроизводят в сокращенном и отредактированном виде уже имевшийся рус. перевод (ТСОРП. Т. 31, 32). При этом свт. Феофан сличал данный перевод с греч. текстом по PG. 79.

«Подвижнические наставления св. Ефрема Сириянина» (Добротолюбие. Т. 2. С. 311-488; ТСОРП. 1848-1849. Т. 12-14).

Прп. Иоанн Лествичник. «Общие начала подвижничества» (Добротолюбие. Т. 2. С. 491-554 — выдержки из «Лествицы»; Scala paradisi. CPG, N 7852).

«Святых преподобных отцев Варсонофия и Иоанна подвижнические наставления» (Добротолюбие. Т. 2. С. 559-598 — выдержки из перевода, выполненного в МДА (М., 1855); Quaestiones et responsiones. CPG, N 7350).

«Подвижнические наставления св. аввы Дорофея» (Добротолюбие. Т. 2. С. 601-642 — выдержки из перевода оптинского иером. Климента (Зедергольма) (М., 1856), текст представлен свт. Феофаном в жанре сотницы и разделен на 111 глав; Doctrinae diversae et epistulae. CPG, N 7352, 7353).

«Подвижнические наставления св. Исаака Сирианина» (Добротолюбие. Т. 2. С. 645-760 — выдержки из перевода ТСОРП (1854. Т. 12. Кн. 3-4); Sermones ascetici et epistulae. CPGS, N 7868).

«Блаженного аввы Зосимы собеседования» (Добротолюбие. Т. 3. С. 105-130 — переводчик помимо текста, изданного в PG. 78, использовал рукописный патерик лавры прп. Саввы Освященного, по к-рому сделал ряд дополнений; текст «собеседований» был заново разделен на 31 главу — Аlloquia // PG. 78. Col. 1680-1701. CPG, N 7361).

Прп. Максим Исповедник. «Слово подвижническое, в вопросах и ответах» (Добротолюбие. Т. 3. С. 134-162 — по всей вероятности, свт. Феофан использовал перевод Т. И. Филиппова, выполненный с участием иером. Амвросия (М., 1853), т. к. относительно следующих 400 глав, имеющихся в греч. «Д.», он сделал специальную пометку «в новом переводе»; Liber asceticus. CPG, N 40. CPGS, N 7692).

Весь 4-й т. рус. «Д.» заняли не вошедшие в греч. «Д.» «Святаго отца нашего Феодора Студита подвижнические монахам наставления» (Добротолюбие. Т. 4. С. 19-634). Ранее в Оптиной пуст. был подготовлен к изданию слав. перевод прп. Паисия (Величковского) (1853), а также рус. перевод, выполненный иеросхим. Анатолием (Зерцаловым), мон. Климентом (Зедергольмом) и иером. Ювеналием (Половцевым) (М., 1872) по греч. изданию 95 поучений прп. Феодора. Хотя свт. Феофану были известны эти переводы (Добротолюбие. Т. 4. С. 5), едва ли он пользовался ими, поскольку переводил по значительно более пространному 4-томному варианту «Наставлений» прп. Феодора Студита, присланному ему из Русского Пантелеимонова мон-ря на Афоне.

Исключения и сокращения в рус. «Д.» касались целиком текстов тех или иных авторов, а также отдельных трактатов или их частей. Эти сокращения делались по недостатку возможностей, ради экономии места, в связи с необходимостью подобрать вместе материал по теме или — что самое важное — из-за труднодоступности и невразумительности материала. В черновике свт. Феофана, хранящемся в б-ке Пантелеимонова мон-ря на Афоне, дается объяснение его подхода к выбору и переводу текста: «Главы 53-68 (3-й сотницы прп. Никиты Стифата.- Авт.) — все трудноприменимы к нам; почему оставлены» (Л. 42 об.).

В силу различных причин свт. Феофан не включил в свое «Д.» сочинения 3 авторов: Феофана Монаха, Петра Дамаскина и неизвестного автора (в действительности свт. Марка Евгеника). Труды, приписывавшиеся прп. Иоанну Дамаскину (но не принадлежащие ему), тоже не были включены, кроме соч. «О добродетелях и пороках», вошедшего в рус. «Д.» как соч. прп. Ефрема Сирина («греческого Ефрема») «О добродетелях и страстях». Помимо этого свт. Феофан не включил в «Д.» отдельные трактаты Евагрия, Нила Анкирского, Иоанна Карпафийского, прп. Максима Исповедника, свт. Григория Паламы, Каллиста Ангеликуда и прп. Григория Синаита (его поучение, помещенное на новогреч. языке в конце греч. «Д.»).

Трудно оценить масштабы сокращений, сделанных свт. Феофаном внутри того или иного трактата. Большим сокращениям подверглись «Главы» прп. Максима Исповедника, Илии Экдика и Никиты Стифата. Так, в 3-й сотнице Никиты Стифата было сокращено 53 главы, в к-рых говорилось о высоких состояниях подвижников, единении с Богом и дарованиях Св. Духа. Наиболее радикальным сокращениям подверглись сочинения, напечатанные в греч. «Д.» под именами Никифора Исихаста, прп. Симеона Нового Богослова и прп. Григория Синаита, в к-рых описывался контроль над дыханием при творении молитвы Иисусовой. Свт. Феофан видел в такого рода практике «по недостатку руководителей» «некие внешние приемы, кои иных соблазняют и отбивают от дела, а у других покривляют самое делание», «внешнее приспособление к внутреннему деланию, ничего существенного не дающее» (Добротолюбие. Т. 5. С. 469).

Издания русского «Д.» и новые русские переводы

«Д.» свт. Феофана выдержало ряд изданий в России и за рубежом; помимо полных переизданий печатались выдержки из него. Сюда относятся различные тематические подборки из произведений неск. отцов (напр.: Изречения святых отцов об охранении души и тела в чистоте целомудрия против искушения блудной страсти. М., 1893 — выдержки из 2-го т. рус. «Д.») или чаще всего из отдельных авторов (напр.: Духовные опыты монашествующих: На основании писаний прп. отца нашего Григория Синаита / [Сост.: игум. Смарагда (Богуславская)]. Иерусалим, 1901. Ч. 1).

После публикации рус. «Д.» продолжалась работа по переводу на рус. язык тех текстов, к-рые не вошли в «Д.» свт. Феофана или вошли в него лишь частично. Еп. Петр (Екатериновский) перевел заново творения прп. Иоанна Кассиана Римлянина, основываясь не только на лат. оригинальном тексте, но и на греч. переводе, опубликованном в «Д.» (М., 1877). Иером. Антоний перевел полностью Житие свт. Григория Паламы, составленное свт. Филофеем Коккином (Од., 1899), а К. Д. Попов выполнил новый рус. перевод «Ста глав» блж. Диадоха по исправленному греч. тексту (К., 1903).

1-й попыткой ввести в оборот новые, неизвестные рус. читателю тексты греч. «Д.» стал выполненный Н. А. Леонтьевым перевод «Слова подвижнического» Иоанна Карпафийского (1898) и глав «О единении с Богом и о созерцательной жизни» Каллиста Ангеликуда (Путь к священному безмолвию: Малоизв. творения св. отцов-исихастов / Под ред. А. Г. Дунаева. М., 1999. С. 28-102; Дополнение к Добротолюбию / Под ред. А. Г. Дунаева. М., 2001. С. 6-49).

В XX в. возобновились попытки предложить новые, нередко более пространные переводы текстов «Д.» вместо отчасти устаревших переводов свт. Феофана. Еп. Вениамин (Милов) подготовил точный перевод сочинений прп. Григория Синаита, вошедших в состав «Д.», как переводившихся свт. Феофаном, так и непереводившихся (М., 1999). А. И. Сидоров перевел сочинения Евагрия Понтийского «О различных лукавых помыслах», «Главы о деятельной жизни» (Творения аввы Евагрия. М., 1994. С. 94-112) и трактат «О молитве» (Там же. С. 76-93), а также «Четыре сотницы о любви», «Две сотницы о богословии и о воплощении Сына Божия» и «Главы различные» прп. Максима Исповедника (Максим Исповедник, прп. Творения. М., 1993. Т. 1. С. 96-145, 215-256, 257-260). Иером. (ныне еп.) Иларион (Алфеев) выполнил полный перевод 225 богословских, умозрительных и практических глав прп. Симеона Нового Богослова, частично вошедших в греч. «Д.», а игум. Дионисий (Шлёнов) — перевод 3 сотниц Никиты Стифата по тексту греч. «Д.» с привлечением неск. афонских рукописей (готовится к изданию). Сочинения свт. Григория Паламы, переведенные свт. Феофаном, были переведены заново: В. В. Бибихиным — «Триады в защиту священнобезмолвствующих» полностью (М., 1995), Т. А. Миллер — «Десятословие христианского законоположения» (АиО. 1998. № 2(16). С. 70-77) и Д. И. Макаровым — «Три главы о молитве и чистоте сердца» (Антропология и космология св. Григория Паламы. СПб., 2003. С. 478-481). Миллер выполнила также ряд фрагментарных переводов отцов «Д.» в сб. «Памятники византийской литературы IX-XIV вв.» (М., 1969).

«Метод священной молитвы и внимания» (сочинение, приписывавшееся прп. Симеону Новому Богослову) переводился А. И. Сидоровым (Символ. 1995. № 34. С. 217-224) и А. Г. Дунаевым (Путь к священному безмолвию. С. 15-27, 150-151); последний перевел также принадлежащий свт. Марку Эфесскому трактат «О словах святой молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя»» (в печати). И. М. Носов перевел заново нек-рые тексты прп. Симеона Нового Богослова, Илии Экдика и свт. Феолипта Филадельфийского (Добротолюбие: Симеон Новый Богослов, Диадох, Илья Пресвитер и Экдик, Феолипт Филадельфийский / Пер. и сост.: И. М. Носов. М., 2002).

Др. группу переводов составляют тексты из греч. «Д.», не вошедшие в рус. «Д.». Толкование «На молитву «Отче наш»» прп. Максима Исповедника и «Главы естественные, богословские, этические и практические» свт. Григория Паламы (БТ. Сб. 38. С. 8-73; Сб. С. 39. С. 5-60) были переведены А. И. Сидоровым. «Святогорский томос» свт. Григория Паламы, переведенный в XIX в. еп. Порфирием (Успенским), был вновь переведен дважды — Миллер (АиО. 1995. № 3(6). С. 69-76) и Б. А. Нелюбовым (Петр (Пиголь), игум. Прп. Григорий Синаит и его духовные преемники. М., 1999. С. 182-189).

В 1988 г. в ж. «Православный путь» был опубликован рус. перевод соч. «О словах святой молитвы [Иисусовой]», выполненный, вероятно, архим. Амвросием (Погодиным) (ПрПуть. 1988. С. 52-56). В кн. игум. Петра (Пиголя) «Прп. Григорий Синаит и его духовные преемники» (С. 174-181) дан анонимный перевод «Лествицы» Феофана Монаха (фрагментарный перевод был выполнен еще еп. Порфирием (Успенским) — История Афона. СПб., 1892. Т. 3. 2. 2. С. 211-216).

Т. о., к наст. времени почти все 60 сочинений, вошедших в греч. «Д.», переведены на рус. язык (более половины из них переводились не один раз). Единственное исключение составляют «Главы» Каллиста Ангеликуда, добавленные во 2-е издание греч. «Д.» (᾿Αθῆναι, 1893) и до наст. времени не переведенные на рус. язык (на слав. язык они были переведены прп. Паисием).

Место «Д.» в духовной жизни России

Cлав. «Д.» прп. Паисия, а позднее рус. «Д.» свт. Феофана, выдержавшие неск. изданий, стали «настольными книгами» рус. подвижников XIX-XX вв., послужили духовному просвещению простого народа и отчасти интеллигенции. Прот. Георгий Флоровский писал о значении «Д.» в деле духовного возрождения России: «Издание словено-русского Добротолюбия было событием не только в истории русского монашества, но и в истории русской культуры вообще» (Пути русского богословия. С. 127).

Слав. «Д.» было одной из келейных книг прп. Серафима Саровского; по наблюдению И. М. Концевича, он «всецело проникается духом Добротолюбия… многие его наставления и советы взяты оттуда» (Концевич И. М. Оптина пустынь и ее время. Серг. П., 1995p. С. 74). «Д.» с благоговением упоминали оптинские старцы прп. Макарий (Иванов) и прп. Амвросий (Гренков) (Макарий (Иванов), иеросхим. Собр. писем. СПб., 1993. С. 5, 6, 9, 11, 14; Амвросий (Гренков), иеросхим. Собр. писем. М., 1995. С. 15-16, 41, 56). Автор «Откровенных рассказов странника» считал «Д.» своеобразным аскетическим истолкованием Свящ. Писания (Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. П., 1989. С. 22-23). Старец сер. XIX в. прп. Адриан Югский называл «Д.» «чудотворной книгой» и «прямой дорожкой в рай» (Адриан,иером. Руководство к духовной жизни. М., 1995. С. 83, 94, 99, 120, 194, 276); он занимался подвигом 40-дневного неядения, читая «Д.» (София, мон. Сказания о жизни и подвигах старца Адриана. М.; Рига, 1995. С. 37). По рекомендации свт. Филарета (Дроздова) «Д.» должно было пополнить б-ки муж. общежительных мон-рей (Барсов. Сборник. Т. 1. С. CXVIII). «Д.» было авторитетной книгой не только для правосл. читателей. В неопубликованных криптографических дневниках проф. философии МДА прот. Феодора Голубинского сохранилась запись слов баронессы Варвары Юлии Крюденер (1764-1824), к-рая считала себя внеконфессиональной христианкой: «Читай До[бро]т[о]л[ю]б[ие]. Здесь все найдешь» (Дневник Ф. А. Голубинского // ОР РГБ. Ф. 76/I. К. 1. Ед. хр. 1. Л. 12 об.).

Переводы на другие языки

Помимо слав. и рус. переводов «Д.», выполненных в XVIII-XIX вв., во 2-й пол. XX в. появился ряд новых переводов на европ., вост. и нек-рые др. языки. Наиболее фундаментален (и по числу авторов, и по полноте включенных произведений) перевод на румын. язык в 10 томах (более 4650 страниц), выполненный известным румын. богословом прот. Думитру Стэнилоае (1903-1993) (Filocalia sau culegere din scrierile sfintsilor Parintsi…). Первые 4 тома румын. «Д.» были опубликованы в кон. 40-х гг. XX в. (Сибиу, 1946, 1947р. Т. 1; 1947. Т. 2; 1948. Т. 3-4), а остальные значительно позже (Бухарест, 1976. Т. 5; 1977. Т. 6-7; 1979. Т. 8; 1980. Т. 9; 1981. Т. 10). Отказ от точного воспроизведения греч. «Д.» был обусловлен значительно более высоким уровнем новых критических изданий отдельных авторов и принципами этого сборника.

Переводы «Д.» можно разделить на 2 группы: те, к-рые выполнены с греч. оригинала, и те, к-рые делались на основе др. перевода, одного или даже нескольких. К 1-й можно отнести румын., франц. и новогреч. «Д.», ко 2-й — первоначальную версию англ. «Д.» и ряд сокращенных версий на др. европ. языках. Так, англ. «Д.» было выполнено по рус. переводу свт. Феофана, в состав краткого нем. «Д.» вошли тексты, переведенные с рус. и франц. языков, а испан. «Д.» было переведено с немецкого. Т. о., имеющиеся переводы «Д.» на совр. европ. языки находятся в сложной зависимости от греч. оригинала и друг от друга. Появление новых изданий и переводов «Д.» во 2-й пол. XX в. отражает его возросшее влияние в совр. мире. Новый критический перевод франц. «Д.» (Abbaye de Bellefontaine, 1979-1986) выполнен Ж. Тураем, правосл. франц. поэтом, а в совр. англ. переводе принимал участие еп. Диоклийский Каллист (Уэр). Ф. Шеррард († 1995), один из переводчиков «Д.» на англ. язык, впосл. обратился в Православие.

Многообразно представлено «Д.» в совр. Греции — как в точном новогреч. переводе, так и в значительно более пространных или, наоборот, сокращенных версиях. Точный перевод «Д.» был выполнен проф. Фессалоникского ун-та А. Г. Галитисом (1984-1988) и снабжен дополнительными вступительными статьями мон. Феоклита Дионисиатского († 2006). Позднее архим. Евсевий и Е. Караковунис подготовили 2-томную антологию «Малое Добротолюбие» (1992. T. 1; 1995. T. 2). В патрологической серии «Греческие отцы Церкви» в течение мн. лет издается постоянно расширяющееся «Д.» (ΕΠΕ. Θιλοκαλία), в к-рое вошли полные собрания творений отцов-аскетов в оригинале с параллельным новогреч. переводом (Θεσσαλονίκη, 1978-.).

Совр. греч. продолжатели дела свт. Макария и прп. Никодима озабочены тем, чтобы, сохранив традиц. древнегреч. язык авторов «Д.», преподать его в то же время читателю на уровне совр. патрологических изданий. Этим задачам отвечает антология, подготовленная архим. Серафимом (Стергиулисом) в серии «Аромат духовного благоухания»: в томе, озаглавленном «Филокалика» (Θιλοκαλικά), в хронологическом порядке собраны 59 авторов (3033 отрывка) аскетико-созерцательного направления вплоть до прп. Феодора Студита включительно (῾´Υδρα, 2000).

Аскетика, мистика и богословие «Д.»

Составителям «Д.», стремившимся создать сборник аскетических текстов для внутреннего духовного совершенствования, была наиболее близка традиция созерцательного монашества. Часто повторяется 3-частная схема Евагрия Понтийского «деятельность — естественное созерцание — богословие» и упоминаются его аскетические термины «бесстрастие», «безобразная молитва», «борьба с помыслами». В греч. «Д.» практически не включены внешние предписания о жизни в мон-ре, монастырские правила и уставы. Свт. Феофан также был вынужден отказаться от своего первоначального плана по изданию уставов в качестве 2-го т. «Д.», хотя в отдельных случаях он помещал в рус. «Д.» те или иные правила. Деятельный этап подвижничества описывается в «Д.» достаточно подробно, однако предписания о телесных трудах и борьбе со страстями с помощью внешних подвигов не являются самоцелью: «Телесные добродетели да будут тебе залогом душевных, душевные — духовных, а эти — невещественного и существенного ведения» (Добротолюбие. Т. 2. С. 222). Основной акцент в «Д.» поставлен не столько на телесных трудах, сколько на памятовании о Боге, непрестанной молитве и хранении ума.

«Бодрствование», или «трезвение», оказавшееся своеобразным девизом отцов «Д.», было включено составителями в его название: «Добротолюбие святых, пребывающих в трезвении (τῶν ἱερῶν νηπτικῶν)». По слову прп. Филофея Синайского, «бодрствование ярко очищает совесть… И [совесть] научает бодрствованием невидимой брани и разумному сражению…» (Θιλοκαλία. 1958. Τ. 2. Σ. 282). По классическому определению «бодрствования», данному прп. Исихием, это «путь ко всякой добродетели и заповеди Божией, который называется сердечным безмолвием (καρδιακὴ ἡσυχία) и, если совершается без воображений, есть хранение ума (φυλακὴ νοός)» (Θιλοκαλία. 1957. T. 1. Σ. 141-142).

Главная тема «Д.» — молитвенная практика исихастов, заключающаяся в постоянном призывании имени Господа Иисуса Христа. В «Д.» содержатся многочисленные описания Иисусовой молитвы, необходимой для спасения и приобретаемой с исключительным трудом. По слову прп. Исихия, «как невозможно солнцу сиять без света, так невозможно сердцу очиститься от скверны пагубных помыслов без молитвы именем Иисусовым» (Θιλοκαλία. 1957. T. 1. Σ. 167; Добротолюбие. Т. 2. С. 194-195).

Молитва Иисусова позволяет уму «сойти в сердце» вместе с дыханием: «Итак, седши в безмолвной келье и собрав свой ум, введи его, то есть ум, в осуществляемый через нос путь, коим воздух (πνεῦμα) входит в сердце. И побуди его и заставь сойти вместе с вдыхаемым воздухом в сердце» (Θιλοκαλία. 1961. T. 4. Σ. 221; ср.: Добротолюбие. Т. 5. С. 335). Прп. Григорий Синаит писал о том, что подвижник «удерживает ум природным образом (κρατεῖ τὸν νοῦν φυσικῷ τρόπῳ)» (Θιλοκαλία. 1961. T. 4. Σ. 91). Эту практику молитвы афонские отцы-исихасты и их единомышленники отстаивали от нападок Варлаама Калабрийского. Опасения свт. Феофана Затворника относительно данной практики, пропускавшего в своем переводе связанные с ней места, были обусловлены обстоятельствами эпохи общего духовного оскудения и не касались глубинных основ этой традиции. В ряде случаев он сохранил описания этого метода молитвы в рус. «Д.», хотя и в более кратком варианте по сравнению с греч. оригиналом.

Один из недостаточно представленных в рус. переводе аспектов «Д.» — мистическое богословие, являющееся наградой подвижнику, преодолевшему деятельный этап и достигшему сначала «созерцания сущих», а затем и богословия как такового. Умозрения Евагрия, прп. Максима Исповедника, Никиты Стифата и др. отцов придавали «Д.» характер книги, по преимуществу духовной и глубоко мистической. Никита Стифат писал о том, что преуспевшему в подвигах «свойственно ведение сущих, созерцание логосов творения и приобщение Духу Святому» (Θιλοκαλία. 1960. Τ. 3. Σ. 336). Таинственное созерцание «логосов творения», т. е. неких предвечных смыслов, было передано в переводе свт. Феофана как «водворение в уме образа здравых словес или здравых на все воззрений» (Добротолюбие. Т. 5. С. 152). Однако добродетель рассудительности и мудрости не может быть в полной мере отождествлена с возвышенным состоянием приобщенности планам божественного Промысла о мире.

Авторам «Д.» была свойственна уверенность в том, что таинственные откровения становятся доступными не только в буд. жизни, но и в настоящей. Так, прп. Максим Исповедник писал о созерцании уже при жизни того, что «святее святых и духовнее духовных» (ἁϒίων ἁϒιώτερα κα πνευματικῶν πνευματικώτερα) (Θιλοκαλία. 1958. T. 2. Σ. 73). Никита Стифат был одним из самых ярких свидетелей полноты богообщения, доступной святым (см.: Дионисий [Шлёнов], иером. Тайна Рая // БВ. 2003. № 3. С. 70-128).

Хотя догматические или полемические сочинения не включались в «Д.», его учение следует понимать не только в русле аскетической традиции Церкви, но и в вероучительном контексте. В рассуждениях отцов «Д.» часто идет речь о Пресв. Троице, творении, грехопадении и о всех событиях домостроительства Господа нашего Иисуса Христа, к-рые истолковываются с аскетической т. зр. Во 2-й сотнице богословских глав прп. Максима Исповедника говорится: «Подобно тому, как грядет Сын Человеческий, как написано, со Своими ангелами во славе Отца (Мф 16. 27), так по мере постепенного преуспеяния в добродетели преображается перед достойными Бог Слово» (Θιλοκαλία. 1958. T. 2. Σ. 72).

Ок. четверти всего объема «Д.» принадлежит авторам-паламитам XIV в., однако наиболее характерные формулировки паламитских споров оказались отраженными только в сочинениях свт. Григория Паламы. О нетварном Фаворском свете и о различии между сущностью и нетварными энергиями Божиими говорится в его «Главах» (главы 146-147 о нетварном свете; в главах 68-73, 125, 129-131, 139, 144 и др. упоминается нетварная энергия; в главах 78, 112-116, 141 подчеркивается различие между Божественной сущностью и Божественной энергией) и «Святогорском томосе». Здесь провозглашается, что, с одной стороны, познание Бога по сущности совершенно невозможно, а с др.- совершенно необходимо достичь единения с Богом и обожения по благодати.

В учении мн. более ранних отцов «Д.» были предвосхищены основополагающие идеи богословия свт. Григория Паламы. В XI в. Никита Стифат писал о том, что Бог достигших святости «соединяет с Собой через свет (διὰ φωτός) и делает их богами по положению» (Θιλοκαλία. 1960. Τ. 3. Σ. 337). Хотя ни «Главы», ни «Святогорский томос» свт. Григория не были переведены свт. Феофаном, в целом сочинения авторов-паламитов, включенные в рус. «Д.», отражают глубокую непротиворечивость и целостность исихастской традиции. На высотах богопознания подвижник достигает «духовной сладости, преестественной и животочной», к-рая «таинственно именуется» «воипостасным сиянием, пресветлым мраком и недоуменной красотой, крайнейшим из желаний желанием, созерцанием, Боговидением и обожением» (Ibid. Τ. 4. Σ. 271; ср.: Добротолюбие. Т. 5. С. 393).

Несмотря на достаточно разнородный состав авторов и текстов «Д.», их учение и подходы находятся друг с другом в гармоничном согласии. Тематическое единство «Д.» во многом определялось общими духовно-просветительскими целями, объединявшими его составителей и тех, кому были адресованы их творения. Сами авторы «Д.» писали преимущественно для монашеской аудитории, однако как составители «Д.», так и его переводчики (свт. Феофан, прот. Д. Стэнилоае и др.) обращаются к более широкому кругу читателей, имея в виду не только монахов, но и благочестивых мирян, стремящихся к христ. идеалу. В совр. мире нередки даже такие случаи, когда неправосл. читатели, пребывающие в состоянии духовного поиска, находят в чтении «Д.» духовную поддержку. Однако в то же время мн. принципы, содержащиеся в «Д.», с трудом применимы не только для мирян и новоначальных в вере, но и для достигших определенного преуспеяния монахов. Это ставит вопрос о том, в какой степени они могут применить прочитанное в своей духовной жизни.

В зависимости от отношения к содержащемуся в «Д.» духовному учению можно выделить 2 подхода. Согласно одному из них, «максималистскому», учение «Д.» должно быть исполнено в полной мере. Именно так рассуждал прп. Никодим Святогорец, пытаясь побудить читателя «Д.» к достижению святости и обожения: «Без обожения ума,- сказал некто,- не только стать святым, но и спастись человек не может. О чем и слышать страшно, по речению богомудрых мужей, спасение и обожение тождественны» (ταὐτόν ϒάρ ἐστι σωθῆναι κα θεωθῆναι) (Προοίμιον // Θιλοκαλία. 1957. Τ. 1. Σ. 22). Согласно др., «охранительному» подходу, наиболее возвышенные, мистические стороны греч. «Д.» недостижимы и потому подлежат определенной адаптации или сокращению. Этот подход систематически применялся свт. Феофаном, к-рый пытался уберечь читателей от духовной прелести, вызванной преждевременным чтением трудноприменимых духовных советов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>